Seventh-Day Adventist Church

ЗАПАДНО-СИБИРСКАЯ МИССИЯ Церковь Христиан Адвентистов Седьмого Дня

Menu

Опасная игрушка

Опасная игрушка (детские рассказы)

 

Опасная игрушка

Вдоль широкой улицы большого шахтерского поселка торжественно выстроились раскидистые шелковицы, образовав тенистую аллею. Под этими деревьями, напротив дома Коротковых, собрались девочки чуть ли не со всей улицы. Они протянули от одного ствола к другому большую простыню и стали устраивать домик для игр. Тут была и швейная мастерская с множеством пестрых блестящих лоскутков, и кукольная кухня с разнообразной игрушечной посудой.
- Я для своей Барби сошью платье вот из этой тряпочки! - одна из девочек показала подружкам ярко-голубой клочок.
- А у моей уже есть такое. Вот посмотрите! - приподняла наряженную куклу другая девочка.
- Настоящая модница! - воскликнула маленькая Майя.
- Конечно, модница. Барби такая и должна быть! - многозначительно произнесла та в ответ.
Каждая девочка старалась нарядить свою куклу лучше, чем другие, и похвастаться этим.
- Мне мама сказала, что купит парик для Сэнди,- похвалилась голубоглазая девочка.
- А мне папа обещал даже мебель купить. Специально для Барби продают. Я видела.
- У меня уже есть кухня. Такая красивая! Только мама не разрешает выносить на улицу.
Смуглая большеглазая Аня Короткова с восхищением наблюдала за оживленной игрой подружек. У нее не было ни Барби, ни Сэнди.
- Анюта, смотри, какая у меня красавица! - бережно поднимая нарядную куклу, показала Майя.
- Дай подержать,- попросила Аня.
- У тебя руки грязные.
Аня посмотрела на свои розовые ладошки.
- Чистые,- несмело возразила она.
- Все равно не дам. Так смотри!
- Это Барби?
- Ты что?! Это Сэнди!
- Ну, дай, подержу,- снова попросила Аня.
- Потом,- отвернулась Майя.
У Ани на глазах показались слезы. Чувствуя себя обиженной, она стремглав помчалась домой.
Во дворе Аня увидела маму с малышом на руках и бросилась к ней.
- Хочу... тоже...- задыхаясь от слез, прошептала она и уткнулась в мамин передник.
- Что случилось? Что ты хочешь? - встревожилась мама, не расслышав Аниной просьбы.
- Хочу Барби.
- Барби?
- Да... или Сэнди...
- И ты из-за этого так расстроилась? Не плачь, доченька, приедет папа, и мы поговорим с ним об этом, хорошо?
Анин отец, Илья Николаевич Коротков, редко бывал дома. Он часто уезжал в другие города и села проповедовать Евангелие.
На этот раз его возвращения Аня ждала с нетерпением.
Илья Николаевич приехал поздно вечером.
- Папа! - пронеслось по дому, и малыши вскочили с кроватей.
- Да, это папа! - добродушно улыбаясь, отец вошел в зал.
Дети налетели на него, словно птички, а он сгреб их в охапку и крепко-крепко обнял.
Радуясь долгожданной встрече, дети наперебой спешили рассказать свои новости. От их звонких голосов в доме поднялся шум.
- Тише, дети, послушайте меня! - отец присел на стул.- Сейчас уже поздно и вам нужно спать. Но сначала мы помолимся. Скажите, вы просили Иисуса, чтобы Он хранил меня?
- Да!
- Бог услышал ваши молитвы, я снова дома и очень рад, что никто из вас не болеет, все у вас в порядке. Давайте теперь вместе поблагодарим Господа! - предложил он, и все охотно склонились на колени.
На следующий день Аня проснулась очень рано. Во дворе, громко хлопая крыльями, закукарекал петух, закудахтали куры.
В доме было тихо. Мама неслышно хлопотала у плиты, готовила завтрак. Аня соскочила с кровати и, не увидев отца, разочарованно спросила:
- А что, папа опять уехал?
- Нет, не уехал. Он вечером будет дома,- ответила мама, догадываясь, почему Аня хочет видеть папу.
В тот вечер у Коротковых было шумно и весело. Отец играл с детьми, интересовался их жизнью и поведением.
- Папа, а мама сказала, что ты купишь мне куклу,- не выдержала Аня.
- Какую куклу?
- Барби!
- Разве я так сказала? - удивленно спросила мама.
Опустив голову, Аня исподлобья посмотрела на мать.
- Так все же, как мама сказала? - переспросил Илья Николаевич.
- Она сказала, что, когда ты приедешь, тогда поговорим.
- Да. Мама уже говорила мне о твоем желании. Таня, а ты тоже хочешь Барби? Таня энергично кивнула.
- Ну, если так, тогда давайте поговорим об этом вместе. Вы уже знаете, что дела у нас бывают разные: хорошие и плохие. Одни приближают нас к Богу, а другие удаляют от Него. Например, когда вы слушаетесь, не обижаете друг друга, учите стихи, поете,- это нравится Богу и приближает вас к Нему. Нравится это и нам, родителям. А кто знает, какие дела удаляют от Бога?
- Когда деремся,- сказала Аня.
- И еще когда не слушаемся,- добавила Таня,- когда кричим.
- Правильно вы сказали,- подтвердил отец.- А какие дела хотите делать вы?
- Какие Богу нравятся,- за всех ответила Таня.
- Это хорошее желание,- одобрил папа.- И оно действительно помогает нам жить так, чтобы Богу нравилось. Но бывает так, что мы становимся участниками в чужом грехе, заражаемся им, хотя сами вроде и не хотим грешить.
- Как это? - не поняла Таня.
- Например, наш сосед, дедушка Гриша, попросил меня купить сигарет. Грех выполнить его просьбу или нет? Я не курю, потому что это противно Богу. Но если я куплю дедушке сигареты, то стану участником в этом грехе и, конечно, буду виновным перед Богом.
- Мы тоже никому не будем покупать сигареты,- решила Аня.
- Пусть Бог хранит вас от греха,- пожелал отец и продолжил: - Расскажу вам еще один пример. Очень далеко отсюда, в Америке, живет молодая женщина по имени Сэнди. Она красивая и богатая. К сожалению, это очень нехорошая женщина, потому что своим поведением она многих людей побуждает ко греху, и они, участвуя в ее бесстыдных делах, становятся такими же грешниками, как и она.
Несколько лет назад в Америке сделали куклу - копию этой развращенной женщины и назвали ее Сэнди. Потом стали появляться и другие куклы - Барби, Вероника. Они тоже носят образ женщин, которые ведут греховную жизнь. Эти куклы распространились по многим городам и даже странам. Родители покупают детям современные куклы, часто не зная, что они очень плохо влияют на девочек.
Аня и Таня не сводили глаз с отца, стараясь понять, что же плохого в таких красивых игрушках. А он, между тем, продолжал:
- Вы видели, что у этих кукол накрашены губы и глаза? А какая у них прическа? Таня, ты видела, чтобы верующие так причесывались?
- Нет.
- А ты, Аня?
- Нет, верующие так не ходят.
- Я тоже никогда не видел. Конечно, куклы Барби и Сэнди совсем не похожи на христиан. Они отвращают детей от Бога.
- Почему? - переглянулись Аня с Таней.- Это же просто игрушки!
- Это очень опасные игрушки. Сейчас я расскажу вам, в чем их опасность. Скажите, вы любите шить одежду для своей куклы?
- Да!
- А что вы шьете ей?
- Кофты, юбки, платья.
- Покажите их мне! - попросил папа.
Аня весело рассмеялась, а Таня тут же побежала в другую комнату и быстро вернулась с большой коробкой.
- Вот, смотри! - высыпала она на диван кукольный гардероб.
- Ой, как много! - развел руками папа.- Да, богатая у вас кукла. А что это?
- Юбка.
- Юбка? - улыбнулся отец.
- Да. У Ани тоже такая есть, она носит ее на собрание,- пояснила Таня.- Ане она очень нравится, и мы кукле сшили такую же.
- Девочки, вы сами придумываете, какие платья шить куклам?
- Иногда придумываем, а иногда шьем такие, как у нас.
- Таня, как ты думаешь, можно Барби нарядить в распашонку? - разглядывая какой-то лоскуток, спросил папа.
- Барби уже большая и распашонки не носит. Это же не лялька!
- А кто?
- Ну, большая...
- А какая ей нужна одежда?
- Ей нужно...- Таня сосредоточенно сдвинула брови.- Ну, красивые платья, как неверующие тети носят.
- Так, так... Значит, как неверующие, да? А сами вы хотели бы одеваться, как они?
- Нет,- уверенно сказала Аня.
- А ты, Таня?
- Я тоже не хочу.
- А я скажу вам, девочки, один секрет. Если будете играть с Барби и подобными ей куклами, то захотите одеваться, как неверующие,- твердо произнес отец.- Вы захотите точно так же накрасить губы, захотите носить сережки и бусы...
- Это же грех,- прошептала Таня.
- Да, это грех, но он для вас может стать не страшным. Знаете, почему?
- Нет,- покачала головой Таня.
- Потому что грех может ослеплять человека, и тогда ему кажется, что его дела не так уж и плохи. Кукле-ляльке, как вы говорите, нужны ползунки, распашонки, шапочки, а Барби - модные наряды. Если мы купим вам Барби или Сэнди, вы сначала будете шить им, а когда повзрослеете,- сами захотите носить такую же одежду, потому что она вам понравится.
Сейчас вы носите то, что мы вам покупаем. А когда будете сами зарабатывать деньги, захотите покупать украшения, которые верующим неприличны. Надевая эти украшения, вы не сможете уже пойти на собрание, а пойдете туда, где нет верующих, где никто не молится.
Все это может случиться только потому, что модная одежда и украшения понравились вам еще в детстве, когда вы наряжали Барби. Вот как эта игрушка может увлечь вас и погубить вашу душу,- отец серьезно посмотрел на Аню.- Библия говорит, чтобы мы больше всего хранили свое сердце, потому что из него исходят источники жизни. Наше сердце может увлечь нас в мир, если ему понравится то, что в мире. А если мы всем сердцем полюбим небесное, оно будет влечь нас к Богу, к тому, что Божье. Папа погладил Аню по голове и спросил:
- Ну что, будем покупать Барби? Девочки долго молчали. Наконец Таня решительно сказала:
- Нет, я хочу быть верующей, как мама.
- Я тоже,- тихо добавила Аня и прижалась щекой к папиной руке.
Через несколько дней после этой беседы у Ани был день рождения. Ей исполнилось шесть лет. На праздничный ужин пригласили бабушку, папину сестру и Анину подружку Валю с ее мамой - тетей Зиной, которая недавно покаялась.
Тетя Зина принесла имениннице красивую расписную коробку:
- Возьми, Анечка, это тебе! Расти большая и послушная!
- Барби?! - растерянно воскликнула Аня, не решаясь принять подарок.
- Бери, бери, это тебе,- добродушно повторила тетя Зина.- У тебя же нет такой!
Аня несмело шагнула вперед и, не отрывая от коробки восхищенного взгляда, протянула руки. Крепко прижав к себе подарок, она смущенно смотрела то на родителей, то на куклу.
- Спасибо,- прошептала она наконец.
В один миг Аня оказалась в центре внимания. Каждый из детей хотел не только посмотреть, но и потрогать нарядную куклу.
- Какое у нее платье! - восхищалась Таня, заглядывая в прозрачное оконце.
- Розовое! - добавила Валя.- И туфельки такого же цвета!
- А губы у нее накрашенные... и глаза,- подметила Таня.
- Где? Где? - зашумели дети, протягивая к коробке руки.
- Поломаете! - испугалась Аня и подняла куклу высоко над головой.
- А папа сказал, что она грешница,- вдруг напомнила Таня.
- Знаю...- в нерешительности застыла Аня.
Интерес к подарку заметно спал: дети вспомнили беседу с отцом. Только Валя, ничего не понимая, переспросила:
- Грешница?
- Да!
- Это же кукла! - возразила гостья.
Таня, а потом и другие дети наперебой стали рассказывать, что слышали от отца о куклах Барби и Сэнди.
Аня не знала, что делать. Она еще раз посмотрела на подарок, потом подошла к шифоньеру и, подставив стул, аккуратно положила коробку наверх.
- Давайте в домики поиграем! - предложила Таня, и детвора охотно согласилась. Праздничный вечер прошел быстро.
- Папа, ты видел Барби? - заглядывая отцу в глаза, спросила Таня, когда гости ушли.
- Видел.
- Она же грешница! - снова напомнила Таня.
- Я не буду играть с ней,- покраснела Аня. Отец, понимая, как тяжело дочери отказаться от заманчивой игрушки, участливо спросил:
- Аня, тебе хочется настоящую, хорошую куклу?
- Да,- сверкнула глазами Аня.
- К сожалению, мы с мамой не можем купить ее, потому что все наши деньги уходят на стройку, а куклы сейчас дорогие.
Дети понимающе закивали. Они давно уже хотели перейти в новый, просторный дом, так как тот, в котором жили, был очень старый и маленький.
- Но я знаю Того, Кто может нам помочь! А ну, подумайте, Кто это? Вы Его тоже знаете!
- Иисус! - хором выкрикнули старшие девочки.
- Правильно! Давайте попросим, чтобы Он послал вам куклу,- предложил отец.- Бог отвечает на молитвы детей, Он может ответить и вам.
Так в день рождения Ани родители вместе с детьми просили Иисуса послать им большую, не греховную куклу.
А в воскресенье Илья Николаевич был на богослужении в соседнем городе. После собрания к нему подошла одна сестра, тетя Лена.
- Илья Николаевич,- сказала она,- я давно уже хочу подарить вашим девочкам куклу, да никак не найду время поехать к вам. Зная, что вы будете сегодня на собрании, я захватила куклу с собой. Возьмите, пожалуйста!
Она подала Илье Николаевичу большой сверток.
- Благодарю сердечно! - обрадовался он.- На днях дети просили у Господа куклу, и именно большую. И вот пришел ответ. Спасибо!

Я только посмотрела

В семь лет Оля впервые попала в ювелирный магазин. Папа взял ее с собой, чтобы вместе выбрать часы в подарок маме.
Посоветовавшись, они решили купить маленькие круглые часики с темным циферблатом. Папа подошел к кассе рассчитываться, а Оля тем временем остановилась у витрины, где на синем бархате, переливаясь и сверкая, красовались драгоценные украшения.
Затаив дыхание, Оля поднялась на цыпочки и стала рассматривать серьги. "Вот, точно такие, как у Ларисы! А эти - как у Люды! - узнавала она маленькие сережки, какие видела у одноклассниц в первые дни учебного года.- А таких ни у кого нет! - прикусила она губу,- Вот бы мне такие…"
Папа получил у продавца часы и, оглядевшись, окликнул Олю, но она не сдвинулась с места.
- Оля! - тронул он ее за плечо.- Пойдем! Оля вздрогнула и вслед за отцом вышла из магазина.
- Что ты там увидела? - поинтересовался папа.- Я тебя звал, а ты даже не слышала!
- Там такие красивые сережки!..
- Тебе понравились сережки? - отец удивленно вскинул брови.
- Да! - призналась Оля и смущенно опустила глаза.- Только верующим нельзя их носить...
- А почему нельзя? Оля пожала плечами:
- В собрании никто не носит...
- Хочешь, я тебе расскажу, почему христиане не носят украшений?
- Хочу!
Отец взял Олю за руку и дружески улыбнулся.
- В Библии написано, что человека украшают не золотые изделия, не дорогие одежды, а добрые дела. Бог ценит в людях внутреннюю красоту, доброту сердца. Поэтому тот, кто любит Бога и хочет нравиться Ему, украшает себя приветливостью, кротостью, любовью, милосердием. Человек с такими качествами будет красивым даже в простой и скромной одежде. Ты знаешь, почему люди носят серьги и другие украшения?
- Чтобы быть красивыми.
- Да. Человеку хочется, чтобы на него обращали внимание, хвалили его. Это - гордость. А Богу не нравятся гордые. Бог хочет, чтобы вся слава принадлежала Ему, потому что только Он достоин ее,
- А я и не хочу сережек,- стала оправдываться Оля,- Я только посмотрела, и все!
- Только посмотрела...- задумчиво повторил отец и. немного помолчав, добавил: - Ева тоже сначала только посмотрела. Ты помнишь историю Адама и Евы?
Оля кивнула.
- Много раз Ева видела дерево, а плодов его не ела, потому что Бог запретил. Но один раз она послушала дьявола и так посмотрела на дерево, что оно понравилось ей, плоды показались очень приятными, А когда Ева узнала, что дерево дает знание, оно еще больше понравилось ей, Ева захотела попробовать плод.
- А потом она угостила Адама, и Бог выгнал их из рая,- скороговоркой выпалила Оля.
- Правильно. Бог изгнал их из рая за то, что они сделали грех, нарушили Его волю. А началось все с того, что Ева только посмотрела. Берегись, доченька, даже рассматривать то что может привести ко греху.
Незаметно пришла зима. Землю запорошило снегом, ударили морозы. Приближалось Рождество.
Как-то раз после обеда мама послала Олю в магазин купить колбасы.
- Только не задерживайся,- попросила она,- Мы не будем ужинать, пока ты не придешь.
Оля с большим удовольствием ходила в магазин, особенно сейчас, когда витрины были украшены новогодними гирляндами и игрушками.
Остановившись у книжного магазина, Оля заметила среди елочных игрушек книжки-раскраски, которые всегда нравились ей. "Какие красивые! У меня таких еще не было! - переводила она взгляд с одной книги на другую.- Вот бы купить одну! Но где взять деньги?"
Тяжело вздохнув, Оля направилась в гастроном. "Может, купить колбасы чуть меньше, чем просила мама? - вдруг пришла ей лукавая мысль.- Тогда у меня останутся деньги, и можно будет купить раскраску.
Так рассуждая, Оля подошла к прилавку. "Это нечестно, это грех, мама все равно узнает,- подумала она и на мгновение остановилась.
- Взвесьте, пожалуйста, полкило колбасы! - решительно сказала она продавцу.
На удивление, колбаса стоила дешевле, чем посчитала мама.
Получив колбасу и сдачу, Оля медленно пошла домой. "Может, купить книжку?" - все еще колебалась она, чувствуя, как учащенно бьется сердце.
Оля снова подошла к витрине, где красовались любимые раскраски. "Зайду куплю одну!" - наконец решила она, не в силах оторвать глаз от книжек,
И тут на память пришли папины слова: "Берегись, доченька, даже рассматривать то, что может привести ко греху.
Оля густо покраснела и, резко повернувшись, побежала домой.
- Ты где так долго была? - спросила мама, накрывая на стол,
- Книжки смотрела...
- Почему-то ты невеселая сегодня,- заметил папа.- Поссорилась с кем-нибудь?
- Нет- улыбнулась Оля.
- А что случилось?
Оля рассказала, что произошло возле книжного магазина.
- Ты правильно поступила, что не пошла на обман,- сказал папа, выслушав ее.- То, что приобретается нечестным путем, никогда не приносит настоящей радости. Дьявол еще не раз будет искушать тебя, но ты молись, и Господь даст сил побеждать всякий грех.
Через несколько дней, накануне Рождества, Оля увидела на столе красивую книжку-раскраску - подарок от папы с мамой.

Разбавленное молоко

Соловьевы недавно переехали в деревню. Детям тут сразу понравилось. С правой стороны их поселка колосились поля, а с левой - сверкала зеркальная гладь озера. Они скоро втянулись в деревенскую жизнь, развели хозяйство: кур, гусей и даже купили корову.
На богослужение Соловьевы ходили в другую деревню, потому что в их селе верующих не было.
Соседи долго присматривались к приезжим. "Они какие-то необычные, хотя и неплохие,- передавалось из уст в уста.- Такая большая семья, а дети всегда опрятно одеты, все хорошо воспитаны. Видно, Сам Бог им помогает. Не зря они себя верующими называют". Однако близкого знакомства с ними никто не заводил.
И все же одна соседка, тетя Лида, осмелилась: попросила Соловьевых продавать ей молоко.
- Мы можем оставлять вам банку молока через день,- согласилась мать семейства.
- Большое спасибо! - обрадовалась тетя Лида,- Можно сегодня прийти?
- Пожалуйста!
"Теперь я смогу поближе познакомиться с ними,- думала она,- Интересно, в какого Бога они верят, и что дает им эта вера? Сейчас самый подходящий момент узнать обо всем, и никто из соседей ничего плохого не подумает".
Однако спросить о том, что ее интересовало, тетя Лида долго не решалась.
Как-то раз она пришла к Соловьевым раньше вечерней дойки. Во дворе ее встретила Юля, самая младшая дочь в семье.
- А мама в сарае корову доит,- сообщила она и приветливо пригласила соседку в дом: - Заходите, пожалуйста, а я к маме сбегаю!
Тетя Лида присела на стул и внимательно осмотрелась. "Здесь все так просто,- подумала она.- А домик, пожалуй, маловат для такой семьи". Потом ее внимание привлек текст, висевший над столом: "Вы - свет мира". Тетя Лида несколько раз перечитала эти слова, но так и не поняла их значения.
- Добрый вечер, соседушка,- прервала ее размышления хозяйка, поставив на стол полное ведро молока,- Немного задержала вас, вы уж простите!
- Нет-нет, не беспокойтесь, я не спешу. Хорошее у вашей коровы молоко: вкусное, жирное.
Она немного помолчала, а потом как-то нерешительно спросила:
- Лена, в какого Бога вы верите?
Обрадовавшись этому вопросу, хозяйка оставила свою работу и присев около соседки, рассказала, что на небе есть Бог, Который сотворил все и всех. Он любит всех людей и хочет, чтобы они не погибли в своих грехах, а поверили Ему и получили вечную жизнь.
Слушая о Божьей любви, о том, как Христос умер за людей, тетя Лида серьезно задумалась: "Если все это правда, если действительно есть Бог, то я совсем неправильно живу..."
За беседой время пролетело очень быстро. Понимая, что у матери такого большого семейства много работы, тетя Лида заторопилась уходить.
- Я еще хочу послушать. Можно в следующий раз прийти пораньше?
- Конечно, приходите! - провожая соседку, приглашала хозяйка.
За ужином мама рассказала, как беседовала с тетей Лидой.
- Слава Богу, хоть одна женщина заинтересовалась Словом Божьим, а то все сторонятся нас. Нужно молиться о ней,- сказал папа.
В тот вечер, а также в последующие дни, Соловьевы молились о покаянии тети Лиды.
С тех пор соседка старалась приходить пораньше, чтобы послушать что-нибудь о Боге. Она задерживалась у Соловьевых на полчаса, а то и дольше.
Однажды папа с мамой уехали в город за покупками. Дома остались только младшие дети. После обеда Юля заговорщицки предложила брату:
- Артем, пошли, подоим корову! Я уже один раз пробовала. Знаешь, как здорово!
- Что ты выдумала? - возмутился Артем.- Ты же знаешь, что мама не разрешает!
- Мамы же нет дома, и вообще никого нет, а корову нужно доить,- Юля умоляюще посмотрела на брата.
- Мама сказала, что корову подоит Лиля. Ты всегда что-нибудь придумываешь, а потом и мне попадает!
- Это же доброе дело! - старалась убедить его Юля. - Мы уже большие и должны помогать маме. Когда тетя Лида придет, маме не нужно будет доить корову, и она сможет с ней дольше побеседовать?
Артем не соглашался. "Дело, может, и хорошее,- думал он,- но мама ведь не разрешает…"
Юля поняла, что Артем не хочет помочь ей, и решила сама исполнить задуманное. Она взяла подойник и отправилась в сарай.
Услышав шаги, корова повернула голову и замычала. Юля сначала оробела, но потом бросила в кормушку охапку кукурузных листьев, погладила корову, как это обычно делала мама, и сказала;
- Буренушка, не бойся меня, я тебя сейчас подою...
Подставив скамеечку, Юля уселась поудобнее и начала доить. Сначала корова недовольно мычала, поглядывая на юную хозяйку, махала хвостом, а потом успокоилась и, прикрыв глаза, стала жевать жвачку. "Вот у меня и получается,- радовалась Юля,- Теперь я могу маме помогать!"
Струйки молока звонко ударялись о ведро. Наблюдая за ними. Юля забыла, что делает то, что запрещают родители. Однако скоро она устала. Молоко больше не текло, хотя в ведре его было немного, "Почему так мало? - встревожилась Юля.- Мама всегда полное приносила!" Она попробовала доить еще, но напрасно: корова больше молока не дала, да и у Юли уже не было сил. "Что же делать? - вздохнула она.- Тетя Лида сегодня должна прийти за молоком, а его так мало!"
Юля взяла ведро и вышла из сарая. Вспомнив, что скоро должны прийти из школы Нина и Лиля, она зашла в дом и перелила молоко в банку. Банка оказалась неполной. "Что же делать? - запереживала Юля. - Теперь все узнают, что я доила корову". И тут ей пришла мысль, которая показалась спасающей: "Молоко жирное. Долью воды и сразу отнесу тете Лиде. Тогда уж точно никто не узнает".
Юля побежала к колодцу, зачерпнула из ведра воды и, запыхавшись, влетела в кухню. "Бултых!" - булькнула вода в молоко.
Схватив банку, Юля украдкой выскользнула на улицу. Только возле дома тети Лиды она замедлила шаг. Сердце предательски екнуло: "Честно ли это?". Но Юля отогнала неприятную мысль и решительно постучала.
Тетя Лида удивилась неожиданному приходу соседской девочки, но молоко взяла и поблагодарила за услугу,
- Ну, как? - встретил Юлю дома Артем.
- Все в порядке! Я уже отнесла молоко тете Лиде,- стараясь принять равнодушный вид, отчеканила Юля.
- Как? Зачем отнесла?
- Так надо,- бросила она и, резко повернувшись, ушла в другую комнату.
Юля не сожалевала о сделанном, и только одна мысль не давала ей покоя: "А вдруг узнают?". Но когда пришли из школы старшие дети и позвали Юлю на улицу, она увлеклась игрой и забыла о своем проступке.
Родители приехали поздно вечером и, узнав, что молоко уже отнесли соседке, не стали расспрашивать подробности.
Больше о молоке в тот вечер не говорили, и Юля перестала о нем думать.
А тетя Лида оставила молоко на веранде и на следующий день, как обычно, хотела собрать сливки. Когда она подошла к банке, то не поверила своим глазам; сливок не было! "В чем же дело? - опустила руки тетя Лида.- А я-то думала, что они честные... Поэтому и принесла его девчонка,- замелькали в голове мысли.- Лена даже встретиться со мной не захотела. А добренькие всегда такие! И рассказывают-то как хорошо, а сами..."
Обидно стало тете Лиде, и она решила больше не покупать молоко у Соловьевых и вообще не ходить к ним.
Через день, когда соседка не пришла, в назначенное время, Юлина мама решила отнести молоко сама - "Может, заболела? - подумала она,- Проведаю заодно".
- Добрый вечер, хозяюшка,- приветливо поздоровалась Юлина мама, открывая калитку.
- Да уж, добрый,- не поднимая головы, буркнула тетя Лида.
- Что же за молоком-то не приходите? - смущенная холодным приветствием, с тревогой спросила Соловьева.
- Не надо мне вашего молока. Да у вас и семья большая... Надо будет, у других возьму. У вас какое-то не такое стало.
От последних слов Юлина мама еще больше смутилась.
- Тогда просто приходите вечерком. Поговорим, Библию почитаем.
- Нет,- покачала головой тетя Лида,- некогда зря время тратить!
Разговор явно не клеился, и Юлина мама, совсем расстроенная, ушла. Не понимая, что произошло, она горевала и мысленно обращалась к Богу: "Господи, если в нас причина, если мы огорчили ее чем-нибудь, укажи нам. Боже, помилуй эту бедную душу!".
Домой мама пришла грустная и задумчивая. Дети сразу заметили это и, окружив ее, услышали печальную новость: тетя Лида отказалась покупать молоко, потому что оно стало плохим. К тому же она не хочет больше слушать о Боге.
- Очень жаль,- с грустью закончила мама.- Так хотелось, чтобы она обратилась к Богу.
Глядя на озадаченную мать, дети притихли. Только теперь Юля поняла, что она наделала: "Это я виновата, что тетя Лида не хочет брать у нас молоко!" - хотелось ей признаться. Но она промолчала.
Юля попробовала читать, но книга не могла успокоить ее. Совесть все громче и громче говорила о нечестности. "Тетя Лида не поверит в Бога, и в этом будешь виновата ты!" Долго Юля боролась с обвиняющими ее мыслями, старалась успокоиться, но все ее попытки были бесполезны.
- Мама, это я виновата! - низко опустив голову, подошла она к матери.
- В чем? - не поняла мама.
- Я разбавила молоко водой... Юля подробно рассказала, как подоила корову, долила воды в молоко и отнесла соседке.
- Почему же ты сразу не созналась? Вздрагивая от плача, Юля закрыла лицо руками.
- Эх, доченька... Мы послужили плохим примером для тети Лиды. Ведь на нас лежит ответственность перед Богом за ее душу...
После этих слов Юля заплакала еще громче.
- Я не хоте-е-ла-а... Я больше не бу-ду-у...
Мама позвала отца и детей, и Юля, размазывая слезы по щекам, рассказала о своем проступке. Потом они все вместе помолились, и папа решил, что Юля пойдет к тете Лиде и попросит у нее прощения.
Этого Юля, конечно, не ожидала. Переминаясь с ноги на ногу, она никак не могла согласиться с решением отца: "Зачем идти к тете Лиде? Перед всеми созналась, перед Господом покаялась, а тете Лиде пусть мама скажет. Да и поздно уже сегодня. На улице темно".
Однако отец, как бы читая мысли дочери, сказал:
- Юля, Иисус учил, чтобы мы сами просили прощения у того, кого огорчили.
Еще какое-то мгновение Юля колебалась, потом подняла на отца заплаканные глаза и решительно произнесла:
- Я пойду...
В это время в комнату вошла мама с банкой свежего молока.
- Это отдашь тете Лиде,- сказала она Юле и вдруг добавила: - А впрочем, я пойду с тобой.
Отец одобрительно кивнул и проводил их до крыльца.
Тетя Лида удивилась такому позднему посещению и встретила соседей настороженно.
- Извините за беспокойство, вот Юля принесла вам молоко и хочет что-то сказать,- объяснила мама.
Юля почувствовала, как запылали щеки, и еле сдерживая слезы, проговорила:
- Простите меня, тетя Лида! Я принесла вам прошлый раз разбавленное молоко.
Юле пришлось еще раз рассказать о своем обмане.
- А я-то думала...- всплеснула руками тетя Лида и не договорила.
Она миролюбиво погладила Юлю по голове и смущенно добавила:
- И вы меня, старую, простите, что плохо думала о вас. Теперь я снова буду приходить к вам за молоком...

Первый пост

На косогоре, вдали от шумных городов и больших дорог раскинулась небольшая деревенька. Здесь уже не один год жила большая семья Колосковых. Родители заботливо учили своих детей трудолюбию. У каждого из них были определенные обязанности, и дети аккуратно их исполняли.
При всех своих заботах отец с матерью посещали другие семьи, находили время и возможность помогать нуждающимся. То во время покоса они свезут кому-то сено, то помогут заготовить дрова, то огород вскопают, то еще что-нибудь полезное сделают.
Недалеко от Колосковых жили одинокие старички, которых дети ласково называли: наши дедушка и бабушка, Колосковы считали своим долгом помогать старичкам в их нуждах. Помогали и родители, и дети.
Как-то раз мама спросила:
- Верочка, ты хочешь по субботам ходить к бабушке мыть пол?
- Хочу! - охотно согласилась девочка.
Вера с большим удовольствием принялась за посильное для нее дело и скоро сдружилась с добрыми старичками.
Дома Веру никогда не посылали в магазин. Для этого были дети постарше. А вот дедушка с бабушкой иногда просили ее купить что-нибудь, и она с радостью исполняла их просьбы.
Дедушка с бабушкой часто хвалили Веру, называли ее хозяюшкой, хотя ей было всего восемь лет. Слушая их, Вера мечтала поскорее вырасти, чтобы не только мыть пол и посуду, но делать что-нибудь более важное. Дома она присматривалась к старшим и старалась им подражать.
Вера не раз замечала, что родители, а иногда и старшие братья и сестры, ничего не едят и не пьют до самого вечера. Это заинтересовало ее, и она решила спросить у мамы, что это значит.
- Мы постимся, доченька,- объяснила мама.- Пост - это отказ от пищи и питья. В день поста мы больше времени уделяем молитве и чтению Библии, проверяем себя. Если есть какой-либо грех, исповедуем его, просим прощения.
Во время поста мы обращаемся к Богу с определенной нуждой и открываем Ему свои желания. Это не значит, что мы настаиваем на своем, и Бог, за то, что мы не едим, должен удовлетворить нашу просьбу. Нет. Господь имеет право отказать нам, потому что лучше нас знает, что нам нужно, а может и послать просимое, если это угодно воле Его.
Пост - это тяжелая духовная борьба. Просто так ничего не есть - легко. Бывает, так заработаешься, что и про еду забудешь. А вот поститься - всегда трудно, потому что при этом нужно противостоять своей плоти и дьяволу.
Из объяснений мамы Вера поняла, что человек, который постится, о чем-то просит Бога.
Как и все дети, Вера любила сладости. Один раз ей сильно захотелось халвы. Она знала, что ее в магазине нет и, вообще, она бывает очень и очень редко. Однако желание не проходило: хотелось сладкого, и не просто сладкого, а халвы.
И тут Вера вспомнила про пост, "Завтра буду в посте,- решила она.- Попрошу Иисуса, чтобы Он послал нам халву".
Вера еще никогда не постилась и не знала, как будет чувствовать себя при этом. Но решение ее было твердым.
Утром Вера прочитала одну главу из Евангелия и, склонившись на колени, рассказала Иисусу о своем желании. Потом она подошла к матери:
- Мама, можно я сейчас пойду к дедушке с бабушкой?
- Позавтракаем, тогда пойдешь.
- Я не буду есть,- слегка покраснев, отказалась Вера.
Мама удивилась такому ответу, но видя, что она не больна, разрешила идти.
Вера ушла, так и не открыв своей тайны.
Старички любили трудолюбивую девочку и каждую субботу с нетерпением ждали ее. Вера, как всегда, старательно помыла пол в комнатах, подмела двор и побежала на кухню попрощаться.
- Ты уже управилась? - всплеснула руками бабушка и засуетилась: - Спасибо тебе, детка, за помощь! Подожди немного, мы с дедушкой хотим тебя чем-то угостить...
Дедушка достал из шкафа большой промасленный пакет:
- Возьми, Верочка. Это тебе гостинчик от нас. Почувствовав запах халвы. Вера не поверила своим глазам.
- Спасибо! - радостно выдохнула она и помчалась домой.
"Как быстро Иисус ответил на мою просьбу! - ликовала Вера.- Как же теперь быть? Можно есть или нет? Я же в посте,- Она знала, что мама и папа постятся до вечера.- Раз Господь меня услышал, значит, можно закончить пост",- решила она и прибавила шагу.
- Мама, смотри. Дедушка дал нам целый кулек халвы! - крикнула Вера с порога.
Это была немалая радость для детей. Мама раздала всем по кусочку халвы, а остальную пообещала поставить на стол вечером, когда соберется вся семья.
Теперь Вере не терпелось раскрыть свой секрет. Полакомившись халвой, она пошла к маме на огород,
- Мама, я сегодня была в посте, точно, как вы...- взволнованно сказала она.- Я просила у Иисуса халву. Мама, как ты думаешь, это Иисус послал или просто бабушка с дедушкой угостили?
- Ты сегодня постилась? - мама перестала полоть,- А почему мне ничего не сказала?
- Это был мой секрет,- призналась Вера.- И пост уже кончился.
- Конечно же, это Господь ответил на твою молитву,- ласково погладила мама белокурую головку дочери.- Если бы ты нас с папой просила купить халвы, мы бы не смогли этого сделать, потому что ее нет в магазине. А Бог все может, у Него все есть... Ты хорошо сделала, что попросила об этом Иисуса.
За ужином мама рассказала, каким путем к ним на стол попала халва. Конечно, всем было приятно, что Бог слышит молитвы и отвечает на них. Папа тоже был рад за Веру и сказал всем детям:
- Никогда не стыдитесь открывать Богу свои желания. Иисус Христос говорил Своим ученика: "Просите, и дано будет вам", - это не значит, что вы получите все, что только вам захочется. Бог посылает только то, что принесет нам пользу. Я думаю, что Бог вознаградил Верочку за то, что она не кому-то, а Ему первому открыла свое желание, да еще с постом.

Корзина яблок

Петя Коноплин обратился к Богу в двенадцать лет. Он поверил, что Иисус простил ему грехи, и старался своим поведением и делами не огорчать Бога и родителей. Правда, не всегда у него это получалось: то лень ему было вынести мусор, и мама выговаривала ему за непослушание, то сердился на младших и ссорился с ними, то обида прокрадывалась в сердце.
Нелегко приходилось Пете и среди сверстников. Не понимая его стремлений, ребята часто насмехались над ним. В такие моменты Петя молился, просил у Господа помощи и старался прощать своим обидчикам.
Как-то осенью произошел один случай, который Петя запомнил на всю жизнь. С тех пор он еще больше полюбил Господа и старался во всем поступать свято.
Стояла хмурая, дождливая погода. Ветер безжалостно срывал с деревьев последние листья, в лужах непрестанно растворялись мелкие капли дождя. Хорошо в это время сидеть дома в уютной, теплой комнате, но Пете нужно было идти в школу. Он вышел немного раньше, чтобы по пути зайти к однокласснику Тиме.
Перепрыгивая через небольшие лужицы, Петя повторял выученный утром стих и вдруг вспомнил воскресную проповедь. Вообще он редко запоминал проповеди, но в этот раз слова Николая Ивановича, пресвитера их церкви, врезались в память. Он читал стих из книги пророка Иеремии: "Может ли человек скрыться в тайное место, где Я не видел бы его?", - говорит Господь...
Николай Иванович напоминал, что Бог видит всех. Он внимателен к тем, кто живет праведно, поэтому мы всегда можем обращаться к Нему со своими трудностями. И еще Николай Иванович сказал, что Бог видит человека и тогда, когда он грешит.
"Бог меня тоже видит,- радовался Петя,- Если бы только всегда поступать так, чтобы не было стыдно перед Ним...
Петя подошел к дому, где жил Тима, и энергично постучал. На улице было сыро и неуютно, и ему хотелось поскорее зайти в натопленный дом. Однако на стук никто не ответил, и Петя, толкнув дверь, заглянул в прихожую. "Наверное, Тима пошел кормить щенка,- подумал он,- Подожду немного".
Перешагнув через порог, Петя увидел стоящую на полу корзину яблок. "Какие красивые!" - замер он. Соблазнительный аромат приятно щекотал нос, и Пете так захотелось съесть яблоко! "Их много, и если одно взять, не будет заметно,- мелькнуло в сознании,- Да и Тима угостил бы меня…"
Петя подошел к корзине и в нерешительности протянул руку. "Может ли человек скрыться в тайное место?" - внезапно пронеслось в его голове. Петя резко отдернул руку. Ему стало стыдно за себя. Понурив голову, он сел на стул. Лицо горело. "Господи, прости меня!" - мысленно помолился он.
- Кто там ходит? - раздался вдруг старческий голос из-за приоткрытой двери.
Пети вздрогнул и еще больше покраснел.
- Это я, Петя,- облизывая пересохшие губы, отозвался он и, поднявшись, шагнул к дедушке.
- А-а-а, Тима рассказывал про тебя. Значит, ты к Тимофею пришел? - прокряхтел старичок, опираясь на палку.- Он говорил, что ты верующий. Правда?
- Да.
- Ты, парень, молодец, по честному поступил! Я видел, что ты хотел взять яблоко, да не решился. Стало быть, ты и в самом деле боишься Бога...
Тут хлопнула дверь, и в комнату вошел Тима.
- Привет! - улыбнулся он,- Хорошо, что ты зашел! Я сейчас...
Тима быстро надел куртку, взял школьную сумку и кивнул Пете:
- Пойдем!
- Постойте, постойте! - остановил их дедушка.- Возьмите яблок, по дороге съедите!
Он взял два больших краснобоких яблока и подал ребятам.
- Спасибо! - поблагодарили мальчики и, довольные, выбежали на улицу.
Всю дорогу Тима с восхищением рассказывал про своего щенка, а Петя снова и снова вспоминал, как хотел украсть яблоко. "Как хорошо, что Бог сохранил меня от воровства! - радовался он, кусая сочное яблоко,- С каким настроением я ел бы украденное? А дедушка дал мне самое большое..."
Приятно было Пете от того, что победил в себе греховное желание, что Бог видит его и помогает не грешить.

Грязные руки

Четырехлетний Вася гостил у дяди Толи и тети Люды Арефовых. Здесь все были рады веселому курносому малышу. Особенно он понравился семилетней Аллочке.
- Мама, посмотри, какие у него кудрявые волосы! А глаза - голубые, точь-в-точь как у моей куклы! - восхищалась она.
Все дети, кто как мог, старались уделять гостю внимание, играли с ним. Самая старшая, Нина, мечтала заниматься с детьми в церкви и старательно готовилась к этому служению. Взяв Васю на руки, она часто рассказывала ему библейские истории или учила петь, Лариса считала своим долгом каждый день угощать двоюродного братика печеньем, которое недавно научилась печь. Андрей, Игорь и Павлик тоже играли с ним. Только Аллочке казалось, что ей все мешают вдоволь поиграть с Васей.
Один раз, когда старшие были заняты работой, Васю оставили на попечение Аллы, вначале она очень обрадовалась, принесла книжки и стала громко читать. Однако Васе это занятие скоро наскучило, так как Алла читала медленно, а ему хотелось скорее посмотреть все картинки. Тогда она принесла ему свою куклу, но Вася обиженно надул губы:
- Я с куклами не играю, я же не девочка!
- Ну и играй со своими зайками! - рассердилась Алла.
Она взяла свою шкатулку с вышиванием, маленький стульчик н уселась подальше от Васи.
"Мне еще лучше,- думала она,- Буду вышивать салфетку. Скоро у Нины день рождения, нужно быстрее закончить".
Вася расставил на полу плюшевые игрушки, привезенные из дому, достал маленькую машинку и некоторое время возился с ней, но это продолжалось недолго. Вскоре он подошел к сестре и стал наблюдать, как аккуратно ложится на ткань ниточка к ниточке.
- Алла, что ты шьешь?
- Не шью, а вышиваю,- развернула она салфетку. - Видишь, получился цветочек.
- А почему она синяя? - потрогал Вася нитку,
- Не синяя, а зеленая, потому что это листочек. Иди играй!
Вася отошел в сторону, но через несколько минут снова подошел и попросил:
- Поиграй со мной!
- Ты же видишь, что я занята. Возьми кубики, которые Павлик принес. Из них можно построить большую красивую башню.
Новая игра заинтересовала Васю,
"Ушел! - обрадовалась Алла - Надо придумать еще какое-нибудь занятие на случай, если ему это надоест".
Она еще ничего не успела придумать, а Вася уже тянул ее за рукав:
- Моя башня развалилась, помоги мне.
Алла как-то неловко повернулась, и нитка выскользнула из иголки.
- Оставь меня в покое! - рассердилась она,- Ты уже большой, попробуй еще раз, у тебя получится!
Но только она вдела нитку в иголку, Вася снова подошел к ней, "Надоел",- нахмурилась Алла и недружелюбно бросила:
- Знаешь, что? Построй-ка лучше своему слону загон из кубиков!
Плюшевый слоник - Васина любимая игрушка, поэтому совет сестры ему понравился, и он с усердием принялся строить что-то наподобие крепости. На некоторое время в комнате воцарилась тишина. Алла сосредоточенно вышивала.
"Осталось совсем немного",- облегченно вздохнула она и вдруг почувствовала сильный толчок в спину. Это Вася подбежал к ней поделиться радостью, что у него получился хороший загон. Больно уколов палец Алла вскрикнула, вскочила со стульчика и что есть силы тряхнула Васю за плечи. Он съежился и в страхе пролепетал:
- Я не хотел… я только… посмотри какой получился.,.
Но Алла не дала договорить.
- Видишь, что ты сделал, - закричала она, показывая выступившую на пальце кровь.
- Не можешь сам играть?! - И, размахнувшись, ударила Васю по щеке.
Малыш залился слезами и побежал к тете. "Сейчас он пожалуется и мне попадет",- подумала Алла и прислушалась. Шагов в коридоре не было слышно, и она стала убирать игрушки, оправдываясь: "Сам виноват, я же просила не мешать. Почему я должна его забавлять? У него вон сколько игрушек!"
Алла ждала, что придет мама, но в доме было тихо и спокойно. Неспокойной была только Алла, "Как ты могла ударить брата, ведь он меньше тебя!", - обличала ее совесть.
- Он же ничего плохого не сделал! Просто ему было скучно, и ты могла бы с ним чуть-чуть поиграть!
Алла старалась не думать об этом и, чтобы отвлечься, стала строить башню, надеясь, что Вася придет, и она помирится с ним. Однако его не было. "Пойду сама,- решила Алла и уже подошла к двери, но вдруг остановилась: - Почему я должна мириться с ним? Он сам виноват".
До вечера Алла не выходила из своей комнаты. За ужином мама ничего не сказала, а Вася по-прежнему был весел. Алла немного оживилась и даже попыталась заговорить с братом, но он исподлобья глянул на нее и отодвинулся.
"Ну и ладно,- гордо отвернулась Алла.- Он сам не хочет мириться, и я тут ни при чем". Однако совесть осуждала ее за несправедливый поступок, и спокойнее на сердце не становилось.
После ужина Алла ушла в спальню и снова принялась вышивать салфетку. Вскоре в комнату вошла мама и попросила:
- Покажи-ка твои руки доченька!
Алла посмотрела на свои ладони и послушно протянула их матери.
- Какие они грязные! - покачала головой мама.
- Я мыла руки после ужина,- возразила Алла.
- И все же они не чистые,- повторила мама и пошла укладывать Васю спать.
Пожав плечами, Алла отправилась в ванную. Она тщательно помыла руки с мылом, насухо вытерла полотенцем и пошла к маме.
- Посмотри, мама, какие чистые! - показала она руки.
- Нет, доченька, они только кажутся чистыми и пахнут мылом. Но на самом деле это грязные руки. Они сегодня ударили маленького мальчика. Их нужно мыть не мылом.
Только теперь Алла поняла, что мама все знает.
- Злые поступки не смоет никакое мыло,- сказала мама,- Это может сделать только Господь. Помнишь, мы с тобой учили стих: "Кровь Иисуса Христа очищает нас от всякого греха". Так вот, чтобы Господь очистил от зла, тебе нужно прежде всего примириться с Васей. А потом уже просить у Иисуса прощения.
Алла стояла, понурив голову: "Как плохо, что я сразу не помирилась с Васей. А ведь хотела же... И в самом деле, какая я нетерпеливая и злая". В голове звучали мамины слова: "Грязные руки... нужно мыть не мылом..."
Аллочка резко повернулась и быстро пошла к Васе. Он лежал в постели, обняв плюшевого слоника. Широко открыв глаза, малыш хотел что-то сказать сестре, но не успел.
- Прости меня, Вася,- наклонилась к нему Алла,- за то, что я тебя ударила…

Не ходи далеко

В начале осени Ларионовы переехали из города в живописную гористую местность. Рядом с их огородом пролегала проселочная дорога, а чуть дальше возвышалась железнодорожная насыпь. Вдалеке виднелся лес, а сразу за деревней искрились серебром три неглубокие речки. Далеко в долине они впадали в бурную полноводную реку.
Здесь быстро наступили холода, и зимой дети больше играли дома, чем на улице.
Но вот пришла весна. На северных склонах гор еще лежал снег, а на южных уже чернели заросли таволожника. Солнце по-весеннему щедро обогревало истосковавшуюся по теплу землю, хотя из леса еще тянуло холодом.
Деревенские мальчики и девочки гурьбой бегали по полянам, собирали цветы, играли в салки и прятки, гоняли мяч.
У десятилетнего Виталика Ларионова еще не было друзей. Подружился он только с Костей Изот, с которым сидел за одной партой. Виталик с грустью наблюдал, как резвится детвора, однако подходить не решался. "Жаль, что Кости нет. Я тоже мог бы с ними играть…" - думал он каждый раз, когда не видел Костю, выходя на улицу.
- Мама, мне здесь скучно,- пожаловался он однажды, вернувшись домой,
- Скучно? - удивилась мама.- Поиграй с Даником и Илюшей. Они тоже скучают по тебе. Придумай для них какую-нибудь игру!
- С ними неинтересно. Они маленькие,- недовольно протянул Виталик.
- Ты тоже был маленьким, но Артем всегда с тобой играл, помнишь?
Виталик хорошо помнил это, но играть с младшими не хотел. Не отвечая на вопрос матери, он спросил:
- Можно, я сам пойду погуляю?
- Можно,- не стала удерживать его мама, - Только не ходи далеко!
На ходу застегивая пальто, Виталик выбежал из дома. С ближайшей поляны доносился задорный смех играющей детворы. Щурясь от яркого солнца, довольный и счастливый Виталик открыл калитку и выскочил на просторную улицу. "Здесь и погулять негде. Все эти места я уже знаю,- подумал он,- Куда же пойти?"
- Вон там я еще никогда не был,- прошептал он, всматриваясь в сторону огромного железнодорожного моста.- С такой высоты, наверное далеко видно. Вот бы забраться туда!
Забыв наказ матери, Виталик поднялся на железнодорожную насыпь и, что есть духу, помчался в сторону моста. Подгоняемый любопытством, он бежал все дальше и дальше, надеясь увидеть что-то интересное и необычное. "Только не ходи далеко!" - екнуло вдруг сердце, и Виталик остановился. Он оглянулся, однако кроме серой насыпи ничего не увидел. "Мама не говорила, что сюда нельзя ходить. Это не далеко,- успокаивал он себя,- Вот поднимусь на следующий холм, и снова увижу свой дом..."
Сбежав с насыпи, Виталик стал подниматься по заросшей кустарником тропинке. С вершины холма он увидел всю деревню и свой дом на окраине. Отсюда хорошо был виден лес и тот же заманчивей железнодорожный мост. "Как бы добраться до него? - загорелся снова Виталик,- Надо попробовать, может, дойду?"
"Только не ходи далеко!" - снова вспомнил он, но желание забраться на мост взяло верх, и он буквально скатился вниз, к небольшой речушке,
- Ого! - в восторге воскликнул он, любуясь быстрым течением.
Виталик пошел вдоль берега, но вдруг остановился и от неожиданности вскрикнул:
- А что это?!
Его внимание привлек необыкновенный мост: два рельса, соединенные между собой редкими шпалами. Странное сооружение вызвало у Виталика большой интерес, и он решил перебраться по этому мосту на другой берег. "Все равно я уже далеко ушел,- подбадривал он себя, так как мысль о том, что мама запретила уходить далеко от дома, не давала покоя.- Я не трус, посмотрю только, что там, за холмом, и быстро побегу домой..."
Рельсы угрожающе дрогнули, но Виталик, не обращая внимания, устремился вперед. "Я быстро,- подгонял он себя,- только посмотрю и все..."
Чем дальше продвигался Виталик, тем сильнее раскачивались рельсы. Уже на середине он вдруг почувствовал, что не может удержаться и вот-вот рухнет вниз. В голове беспорядочно заметались мысли: "Что делать? Плавать не умею. Вода ледяная... А ведь мама не разрешала сюда идти..."
С душераздирающим криком, цепляясь за воздух руками, Виталик упал в реку. Ледяная вода обожгла все тело. Дыхание перехватило. В отчаянии он судорожно глотнул воздух и закричал:
- Господи! Спаси меня! Прости мне этот грех, прости!
Неуклюже барахтаясь, Виталик наткнулся на большой камень и, с трудом поднявшись на ноги, выбрался на берег. Пальто и штаны стали колючими и тяжелыми.
Еле передвигая ноги, дрожа от холода и испуга, Виталик направился домой.
"Что скажет мама? - стучало в висках.- Что мне теперь будет?"
Было уже совсем темно, когда весь продрогший, посиневший от холода, Виталик пришел домой. Тяжело дыша и не поднимая глаз, он переступил порог, не смея пройти в комнату. Слезы текли по его щекам, замерзшие руки не слушались, и он не мог ни раздеться, ни разуться.
В считанные минуты около Виталика собралась вся семья. Заплаканные малыши, шмыгая носом, рассматривали его, как долгожданного гостя. Только мама, не теряя времени, принялась раздевать сына, отдавая старшим детям короткие поручения:
- Таня, завари липу. Лида, приготовь постель!
Мама растерла спиртом закоченелого Виталика, уложила его в кровать и напоила горячим чаем. Ему было очень стыдно. Он даже хотел, чтобы отец наказал его, лишь бы избавиться от угрызений совести.
- Мама, прости меня! - жалобно протянул Виталик наконец, - Я не послушался тебя и ушел очень далеко...
- Прощаю,- мама ласково вытерла ему слезы и присела на кровать. - Но где же ты был?
- Где ты сумел так намокнуть? - спросил папа, до сих пор молча наблюдавший за страданиями провинившегося сына.
Виталик стал рассказывать. Видно было, что он искренне сознает свою вину.
- Мы долго искали тебя, сынок,- сказал папа, когда Виталик умолк,- А потом несколько раз молились и просили Господа, чтобы Он сохранил тебя. Слава Богу, что твое непослушание не закончилось бедой.
Мы прощаем тебе и очень хотим, чтобы ты всегда слушался, даже когда тебе кажется, что ты уже большой. Послушание необходимо не только детям. Когда ты вырастешь, привычка слушаться поможет тебе покоряться Богу.

Искушение

Лина училась в первом классе. Провожая ее на занятия, мама часто говорила: "Доченька, храни себя от дурного влияния. Не смотри на тех, кто плохо поступает, не греши вместе со всеми".
Однажды, Елизавета Константиновна, учительница Лины во время урока вышла из класса, а дети стали переговариваться и писать друг другу разные записки. Исписанные бумажки летали по всему классу, подзадоривая продолжать нехорошую игру.
Помня наказ мамы, Лина решила не участвовать в этом деле. С ней в классе учились еще две верующие девочки: Маша и Зина. Они сидели впереди, и Лина хорошо видела, как Маша взяла листочек и написала записку. Сначала одну, потом вторую, третью... А потом и Зина стала писать.
В сердце Лины началась борьба. "Да это совсем не страшно, - убеждал один голос, - Напиши, это же интересно! Видишь, Маша и Зина тоже пишут!" Но другой голос останавливал: "Это плохо, не надо так делать, это грех".
И все же Лина не выдержала, взяла бумажку, карандаш и быстро написала: "Вова + Галя = любовь". Швырнув записку на соседний ряд, она увидела, что в класс вошла учительница.
Домой Лина пришла с тяжелым сердцем. Она так переживала о сделанном, что у нее разболелась голова. Лина не смогла даже помолиться после школы, как всегда. Она сказала маме, что чувствует себя плохо, и легла в постель.
"Ты должна признаться во всем и покаяться!" - твердила совесть. "Нет! - протестовала Лина. - Это очень-очень стыдно. Как я расскажу маме, что написала такую глупую записку? Нет, ни за что!"
Наступил вечер. Вернулся с работы отец, и дети сообщили ему, что Лина заболела.
Перед сном все собрались в комнате, где лежала больная. Думая, что Лина спит, не стали тревожить ее. Папа прочитал 22 Псалом из Библии и сказал:
- Дети, я не знаю, почему наша Лина заболела. Однако болезнь может быть наказанием за какой-то плохой поступок. Это касается всех. Подумайте, может быть, вы совершили сегодня какой-нибудь грех? Мы хотим, чтобы Лина поправилась, и будем сейчас просить Господа, чтобы Ом исцелил ее. Но если хоть один грех останется скрытым, Бог не ответит на нашу молитву.
Дети стали просить друг у друга прощения, стали вспоминать, кто кого обидел днем, а потом молились, чтобы Господь исцелил сестренку.
А Лина сгорала от стыда. "Ведь на самом-то деле я не больна! Мало того, что в школе согрешила, так еще и дома обманула всех: притворилась спящей".
Конечно, Лина хотела исцелиться, но не от физической болезни, а от душевных мук, хотела освободиться от гнетущего ее греха.
Родители и дети помолились и на цыпочках вышли из комнаты, а Лина долго еще лежала, пытаясь забыть о своем поступке, но не могла. Совесть жгла и не давала покоя. Наконец, Лина решила исповедать свой грех и побежала к маме.
Она рассказала все, как было, попросила прощения и только после этого спокойно уснула.
На следующий вечер, как всегда, папа перед сном беседовал с детьми.
- "Признавайтесь друг перед другом в проступках и молитесь друг за друга", - прочитал он слова из Библии, - Сегодня я расскажу вам такой пример. Один мальчик шел с детского собрания домой и под впечатлением того, что там слышал, думал: "Буду сегодня жить так, чтобы сохранить сердце чистым, и завтра тоже так, и всегда, пока Иисус придет, А когда Он придет, то обязательно возьмет меня на небо".
С такими мыслями мальчик вошел в дом и увидел, что младший братик играет с его любимой машиной. Он попросил вернуть игрушку, но малыш не отдал. Тогда мальчик начал кричать: "Дай машину! Она моя, У тебя есть свои игрушки!" Но братик не отдал машину. Рассердившись, мальчик толкнул братишку, забрал машину и убежал в другую комнату, думал: "Так ему и надо! Сколько раз говорил, чтобы не брал мои игрушки, у него своих полно!.." Он считал себя правым, но совесть осуждала его: "Ты нехорошо сделал, тебе нужно просить прощении". А мальчик все же не соглашался, не хотел признавать свою вину. Бывает так?
- Бывает! - дружно согласились дети.
- Случается это по той причине, что дьявол всегда хочет ввести нас в искушение. Это он возбуждает в нас чувство гнева, предлагает заманчивые греховные игры или побуждает говорить плохие слова, брать чужое. Он искушает нас делать зло. А потом дьявол хочет, чтобы мы скрывали все это и не просили прощения, не признавались в своих грехах. Поэтому у нас часто бывает внутренняя борьба.
Слово Божье говорит, что нам нужно признаваться друг перед другом в проступках. Поэтому, если случился какой грех, если не устояли в искушении, - никогда не скрывайте вины. При этом не нужно бояться наказания. Грех всегда опасен, он может погубить вас навеки, а это страшнее всякого наказания. Если вы будете поступать как написано и не станете скрывать свои грехи, ваша жизнь будет радостной, и вы никогда не будете бояться, что Господь не возьмет на небо.
Вчера наша Лина тоже совершила плохой поступок, и ей так трудно было сознаться, что она заболела. Однако переживания и сожаление о сделанном не приносит облегчения, не снимает греха. Грех надо исповедовать, то есть признаваться, что именно сделал, и тогда Бог прощает и дает мир сердцу.

Вы - свет мира

Ранним воскресным утром семилетняя Оксана отправилась с родителями и младшим братом на собрание. Под ногами шуршали сухие листья. Глухо ударяясь об асфальт, падали гладкие, словно лакированные, каштаны, а через облака пробивались золотые лучи солнца.
Оксане очень хотелось поскорее увидеть своих подружек и рассказать им, как прошла первая неделя учебного года. Новые чувства наполняли теперь ее сердце, и это не просто так, ведь она уже ходит в школу!
"Ты должна хорошо учиться и быть примером для других не только в учебе, но и в поведении..." - вспомнила Оксана наставление мамы и мысленно вернулась в класс: "Это, наверно, так трудно! Все дети неверующие, и я одна должна быть примером", - с грустью подумала она.
После богослужения мама разрешила Оксане пойти в гости к подружке Любе, а потом вместе с ней - на детское собрание.
- Интересно, что сегодня тетя Лариса будет рассказывать? - спросила Люба.
- Не знаю, - пожала плечами Оксана, - А ты золотой стих выучила?
- Да.
- Я тоже. Без подсказки могу рассказать!
Девочки торопливо вошли в молитвенный дом и вскоре вместе с другими детьми слушали тетю Ларису,
- Сегодня мы будем говорить о свете, - сказала она. - Прежде всего, прочитаем стих из Евангелия Матфея: "Вы - свет мира". Эти слова говорил Иисус Христос в Нагорной проповеди, и они хорошо известны не только взрослым, но и вам.
Мы все знаем, что такое свет. Когда наступает вечер и становится темно, мы включаем лампу, и комната наполняется светом. Конечно, очень удивительно, как такая маленькая лампочка может осветить всю комнату.
О каком же свете говорит Иисус Христос? Что это за лампочки, которые должны светить миру? Кто может ответить?
- Я, я знаю! - поднял руку Вадим. - Там написано "вы", значит - мы!
- Хорошо, Вадик. Правильно ты ответил. Вы - это значит и я, и ты, и все мы вместе. Но как это может быть на самом деле? Как я могу светить, если я не лампочка? Еще может светить свеча, но мы на свечу тоже не похожи. Господь так сотворил нас, что мы никогда не станем лампочками или свечками. Как же мы можем светить?
Дети молчали.
- Послушайте, что говорит об этом Библия: "Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного..." Из этих слов Иисуса видно, что наше поведение и добрые дела могут светить окружающему миру, как маленькая лампочка или свечка.
Я хочу рассказать, как одна девочка светила другим. Звали эту девочку Надей, Она училась в четвертом классе. Рядом с ней за партой сидел мальчик Гена. Однажды зимой он пошел после уроков кататься на санках и попал под машину. На следующий день его мама пришла в школу сказать, что Гена лежит в больнице. Она вошла в класс, но учительницы в это время не было, и ученики, пользуясь возможностью, занимались, чем хотели: стреляли бумажками из рогаток, баловались, некоторые прыгали по партам. Только Надя сидела спокойно.
Мама Гены подошла к ней и спросила: "Мой сын с тобой сидит?" - "Да... - растерялась Надя. - Но как вы узнали это?"
Женщина слегка улыбнулась: "Гена говорил, что сидит с самой хорошей девочкой, которая никогда не занимается плохими делами. Наблюдая за детьми, я поняла, что он про тебя рассказывал..."
Думаю, этот пример поможет вам понять, как вы должны светить окружающим. Но сами по себе вы не сможете светить. Давайте вспомним, как светит лампочка. Для того, чтобы она загорелась, ее обязательно нужно включить, то есть соединить с источником света.
Иисус говорил о Себе: "Я - свет миру". Он - истинный источник света, и если мы принимаем Христа в свое сердце и поддерживаем с Ним непрерывную связь, стараемся все делать так, как Он учит, то можем быть Его светильниками. Только с Его помощью можно делать добрые дела и таким образом привлекать к Богу других...
Радостно возвращалась Оксана домой. Она поняла, как быть светом для одноклассников. Оказывается, свет - это Сам Господь, а Он пользуется и маленькими светильниками.

Солнечные зайчики

Целую неделю Дима скучал без Вити, младшего брата. Он много раз уже с сожалением вспоминал тот день, когда недоглядел за братишкой, и тот, забравшись на самый верх лестницы, которая стояла у сарая, упал. Потом приехала скорая помощь и увезла Витю в больницу.
Но вот прошло долгих семь дней, и папа привез Витю домой. Дима, конечно, обрадовался и сразу же кинулся к брату, но папа остановил его и объяснил, что Вите еще три недели надо лежать в постели, чтобы полностью выздороветь,
В первый день Дима почти не отходил от брата; приносил ему еду, воду и даже отдал свои самые лучшие игрушки. А Витя рассказывал, как было в больнице, как тети в белых палатах делали ему уколы, рассказывал, с какими мальчиками познакомился. Диме было интересно слушать его, потому что сам он еще никогда не лежал в больнице.
Однако все это быстро надоело Диме. Ему захотелось играть во дворе с ребятами, тем более, что они всегда звали его с собой.
Сначала мама отпускала Диму. Но когда он стал уходить надолго, она строго сказала:
- Дима, ты должен играть с Витей, потому что он не может гулять с тобой на улице.
- А я хочу к ребятам.
- Витя тоже хочет играть и бегать, как ты, но ему нельзя вставать.
- Почему это я из-за него должен сидеть дома? - нахмурился Дима и искоса посмотрел на Витю.
Мама взяла Диму за руку, подвела к кровати больного и, присев на стул, сказала:
- Сынок, у тебя ничего не болит, и ты можешь свободно бегать и играть. Здоровье тебе дал Господь, и ты должен любить Его и благодарить за все.
- А я и так люблю Иисуса и молюсь утром и вечером.
- Любить Бога, Дима, это не только молиться утром и вечером. Любить Господа - значит делать то, что Ему нравится и служить Ему,
- Как служить?
- Помнишь, я рассказывала тебе про Самуила?
- Да, он был священником, и Бог с ним говорил.
- А как Самуил стал священником?
- Сначала он служил в храме.
- И что он делал?
- Не знаю.
Тогда мама стала рассказывать забытую Димой библейскую историю:
- Самуил был такой же маленький, как ты. Родители привели его в храм, чтобы он служил Господу. Самуил не знал, что он будет делать в храме, но согласился остаться, потому что научился слушаться родителей. Мама и папа ушли домой, и приходили к нему всего один раз в год.
Витя попросил воды, и мама, напоив его, продолжила:
- Самуил просыпался рано утром и шел к священнику. До самого вечера он делал то, что говорил ему Илий. Самуилу, наверно, тоже хотелось гулять, как и тебе, но он любил Господа и знал, что должен делать то, что хочет Бог. Самуил не капризничал и не жаловался: "Хочу к маме, я уже устал, отведите меня домой!" И Бог стал открывать ему Свои тайны, - мама посмотрела Диме в глаза и добавила: - И ты, сынок, если любишь Господа, должен служить Ему и делать то, что Он хочет.
- А что Бог хочет, чтобы я делал?
- В Библии написано, что тот, кто любит Бога, должен любить и своего брата. Если ты любишь Бога, то и для Вити должен делать что-нибудь доброе, - объяснила мама и, услышав, как на кухне что-то булькнуло и зашипело, ушла.
"Что же я могу сделать доброе для Вити? - задумался Дима. - Конечно, Самуилу священник говорил, что нужно делать, и в храме было интересно... А здесь так скучно! С Витей не побегаешь, не поиграешь..."
Дима пошел следом за мамой, но увидев, что она сильно занята, решил поговорить с бабушкой.
- Бабуля, что я могу сделать доброе для Вити?
- Ближним, Димочка, нужно делать то, что и тебе нравится. Например, ты хочешь играть с ребятами, хочешь, чтобы тебе весело было, Вите тоже хочется этого, ему скучно одному. Вот и делай так, чтобы он радовался, - бабушка поправила очки и ласково посмотрела на внука.
- Ему уже все игрушки надоели, чем я его порадую?
- А ты расскажи ему что-нибудь, - посоветовала бабушка, но Дима так же невесело смотрел себе под ноги. - Если сильно хочешь, я подскажу тебе, что сделать. Попроси Иисуса, чтобы Он научил тебя, как послужить братику!
"Точно! - подпрыгнул Дима. - Как я забыл, что Иисус может помочь мне?" Он шмыгнул носом и, оставив бабушку, побежал в свою спальню. Прикрыв дверь, как учила мама, Дима встал на колени и помолился:
- Иисус, Ты знаешь, что мне хочется гулять, но я люблю Тебя и Витю. Научи, что мне сделать для него доброе, чтобы он радовался. Аминь.
Поднявшись с колен, Дима услышал звонкий смех Вити. Он подошел к нему и увидел на потолке солнечный зайчик. Большое светлое пятно то металось по потолку, то прыгало по стене, то исчезало, то опять появлялось. Наблюдая за ним, Витя громко смеялся.
Дима выглянул в окно. Внизу, на мостовой, стояла машина. Водитель протирал зеркало, которое и пускало солнечные зайчики прямо Вите в комнату.
Вскоре машина уехала и увезла с собой солнечных зайчиков.
- Хочу маленькое солнышко! - расплакался Витя.
И вдруг Дима понял, что нужно делать. Хлопнув в ладоши от радости, он побежал к бабушке.
- Бабуля, дай мне зеркальце, я буду пускать зайчики с улицы, чтобы Витя не плакал! - задыхаясь от волнения, попросил он.
Новое занятие доставило радость не только Вите, но и самому Диме. А когда он думал, что этим служит Богу, радости было вдвое больше.

Наташа - миссионерка

Наташа воспитывалась в большой христианской семье. Папа часто рассказывал ей об Иисусе Христе, и она полюбила Его всем своим детским сердцем.
Когда Наташа подросла, и мама стала отпускать ее на улицу одну, у нее появилось множество разных вопросов.
- Мама, а мальчики во дворе говорят плохие слова, - пожаловалась она однажды,
- Они же неверующие, их никто не научил, что это грех, - коротко объяснила мама.
В следующий раз Наташа возбужденно рассказывала:
- Мама, на улице дяди дерутся! Один кричит и бьет другого. Как ему не жалко?
- Эти люди не знают любви Божьей и потому не умеют жалеть других, - вздохнула мама.
"Почему же им никто не расскажет о добром Иисусе?" - задумалась Наташа.
Как-то раз на детское собрание, куда с большим удовольствием ходила Наташа, пришел незнакомый мужчина.
- Дети, сегодня у нас в гостях брат благовестник. Зовут его Петр Владимирович, - представила гостя тетя Надя. - Благовестник - это тот, кто проповедует неверующим о Христе, то есть несет им Благую Весть.
После молитвы Петр Владимирович рассказал детям, как он с другими братьями проповедовал на Севере. Люди там ничего не знают ни о Боге, ни о небе, ни о добрых Ангелах. Разговаривают они на незнакомом языке, едят сырую мороженую рыбу и живут не в домах, а в чумах, то есть в шатрах, покрытых шкурами оленей.
- Чтобы эти люди слушали нас и не прогоняли, - говорил проповедник, - мы должны любить их, помогать им, должны есть то, что едят они, и жить там, где живут они. Конечно, бывает очень трудно. Проповедники нуждаются в молитвенной поддержке, в помощи Господа.
- Тех, кого церковь посылает благовествовать, называют миссионерами. Вы тоже можете быть маленькими миссионерами, - добавил он в заключение.
- Как? - прошептала Наташа, и сердечко ее сильно-сильно забилось.
- А меня мама далеко не пустит, - с грустью произнес мальчик, который сидел рядом с ней. Миссионер обвел всех детей ласковым взглядом, подошел к опечаленному малышу и, наклонившись к самому уху, сказал шепотом, но так, чтобы все слышали:
- А ехать никуда и не надо... Дети притихли. В их глазах как бы застыл вопрос: "Как это?"
- Во-первых, вы можете молиться о миссионерах. А во-вторых, должны любить своих неверующих родственников и соседей, рассказывать им об Иисусе и молиться о них.
"Буду миссионеркой!" - решила Наташа.
Благовествовать она начала в своем дворе, где было много детей. Подружкам-одногодкам легко было рассказывать о Боге, а вот тем, кто постарше, школьникам, Наташа не осмеливалась, "Захотят ли они слушать? А если смеяться будут?" - переживала она и поделилась своими тревогами с мамой.
- Миссионерам тоже нелегко проповедовать. Над ними не только смеются, их могут даже убить, - пояснила мама. - Однако они молятся, и Господь помогает им и защищает. Нам нужно только доверять Богу и надеяться на Него, а Он Сам будет заступаться за нас.
Один раз Наташа взяла сборник христианских песен, и смело вышла во двор. Подойдя к качелям, где столпились дети, она предложила:
- Давайте проведем собрание!
- Какое собрание? - спросил кто-то.
Вместо ответа Наташа открыла сборник и, делая вид, что читает, спела псалом.
Дети слушали внимательно. Как только Наташа закончила петь, одна девочка сказала то ли с досадой, то ли с удивлением:
- В школе я ходила на собрания, но они были совсем другие. Такое я первый раз вижу!
- Это христианское собрание, - пояснила Наташа, - На нем говорят и поют о Боге и об Иисусе.
- А Кто такой Иисус? - спросил мальчик в спортивном костюме.
- А что здесь написано? - показала одна из девочек на сборник.
- Ты нас тоже петь научишь? Некоторые старались заглянуть в книгу; нет ли там картинок?
- Дай почитать, - попросила девочка постарше.
- Я сейчас вам все расскажу, только на собрании должно быть тихо, - смущенно проговорила Наташа.
Дети, одергивая друг друга, умолкли, и Наташа начала свой рассказ:
- Иисус Христос - это Сын Божий. Бог послал Его на землю спасти людей. Иисус родился в бедных яслях и был очень послушным. Он делал только добро, но злые люди прибили Его ко кресту. Из ран на Его руках и ногах текла кровь... - Наташа глубоко вздохнула и замолчала.
Послышалось шушуканье, но вслух никто ничего не сказал.
- И все же Иисус победил смерть! - продолжала Наташа, - Он не остался в гробу. Бог воскресил Его, и теперь Иисус находится на небе вместе со Своим Отцом. В Библии написано, что все, кто верит в Христа и любит Его, тоже воскреснут и будут жить вместе с Ним на небе!
- А где это написано? - зашумели дети, и сразу несколько рук потянулось к сборнику песен.
- Дай почитать!
Наташа крепко прижала к себе книгу, не зная кому дать. Дети подняли шум, потому что каждый хотел быть первым.
На помощь пришла Наташина мама. Она слышала все через открытое окно и принесла несколько книжек. Тому, кто не умел читать, достались книги с картинками.
- А домой можно взять? Я хочу маме показать, - попросила одна девочка.
- Конечно, можно. Только не запачкайте книги, не порвите и обязательно принесите назад, Я потом дам вам другие, как в библиотеке, - объяснила Наташина мама.
- Спасибо! - листая книжки, благодарили дети.
- Слава Богу! - сказала мама. - Да благословит Господь это начало!

Галина тревога

Как-то раз маленькой Гале посчастливилось побыть с папой и мамой на крещении. Она хорошо запомнила, как дяди и тети в белых халатах заходили в воду, как потом над ними молился пресвитер, и как дарили им цветы. Галя тоже набрала тогда целый букет, так как мама разрешила ей побегать по берегу, где росло много цветов.
С тех пор прошел целый год. И вот после собрания папа сказал маме:
- В субботу мне нужно будет отвезти крещаемых на озеро.
- Папа, а меня ты возьмешь? - услышав разговор, спросила Галя.
- Нет. Это очень далеко, да и места в машине нет. Будешь нянчить братика, помогать маме.
- Ну, пожалуйста, - Галя умоляюще посмотрела на маму.
Однако мама согласилась с папой, что Галя должна на этот раз остаться дома.
Наступила суббота. Папа уехал, а Галя целый день думала о крещении. Она представляла себе людей в белой одежде, представляла, как они заходят в воду... "А вдруг кто-нибудь утонет?" - мелькнула неожиданно страшная мысль.
Время шло, а переживание, что кто-то может утонуть, все больше и больше беспокоило Галю.
- Мама, а на крещении никто не утонет? - оставив игрушки, подошла она к матери.
- Нет, доченька, еще никогда такого не было, чтобы на крещении кто-то утонул.
И все же Галя почему-то не переставала об этом думать. В тот вечер она даже уснуть не могла. Беспокойно ворочаясь, Галя крепко закрывала глаза, но сон не приходил. Ей стало страшно, и она позвала маму.
- Почему ты не спишь? - удивилась мама.
- Я боюсь, что на крещении кто-нибудь утонет.
Мама еще раз объяснила, что крещение - это Божье повеление, а когда делают угодное Господу, Он хранит от всякого несчастья.
- Но если ты сильно переживаешь, давай скажем об этом Иисусу, - предложила она и вместе с Галей склонилась на колени,
В воскресенье, как только отец вернулся домой, Галя выбежала ему навстречу и тут же спросила:
- Папа, а на крещении никто не утонул?
- Нет. Слава Богу, Он благословил и сохранил всех! - улыбнулся отец.
- А Галя молилась, чтобы никто не утонул,- пояснила мама и рассказала о тревоге дочери.
- Хорошо, что вы молились об этом,- отец посадил Галю к себе на колени,- Ты всегда так поступай, доченька. Я тоже стараюсь все свои переживания доверять Богу.
Летели дни за днями. Иисус Христос, Который любит детей и говорит, что "Ангелы их на небесах всегда видят лицо Отца Небесного", нежно заботился и оберегал росток веры, который возрастал и укреплялся в сердце Гали.
Однажды к ним в семью пришел пресвитер. Он долго беседовал с папой и мамой. Когда вопросы взрослых были обсуждены, служитель уделил внимание и детям.
Жизнерадостная и общительная Галя рассказала ему о своих школьных трудностях, о домашних радостях и заботах. Говорила, что любит Господа, и Он отвечает на ее молитвы. В беседе они вспомнили о крещении.
Выслушав Галю, служитель, волнуясь, рассказал:
- Слава Богу, тогда никто не утонул, но была такая опасность. Среди крещаемых была одна пожилая сестра-инвалид. С большим трудом два дьякона завели ее в воду. Когда я погружал ее, она вдруг выскользнула из моих рук... На мгновение меня охватил ужас, но в тот же момент удалось подхватить сестру и поднять из воды. Никто этого не заметил, но я, конечно, сильно испугался.
- Дивный наш Господь! Он и детей употребляет в деле Своем, - служитель задумался и после недолгой паузы добавил:
- Очень важно слышать, что говорит Бог, быть послушным этому слову и немедленно, с радостью выполнять Его поручения.
- И еще важно хранить сердце от гордости и греха, потому что Бог слышит и учит молиться только тех, у кого чистое сердце,- дополнил папа.

Разбитая чашка

Теплые лучи весеннего солнца заливали землю мягким светом. Деревья, трава и цветы, отряхивая утреннюю росу, тянулись к солнцу. Звонко щебетали птицы. После ночного холода и мрака все живое радовалось теплу и свету.
Таня проснулась рано. Она хотела еще немного полежать в постели, но вдруг вспомнила, что завтра Пасха и, соскочив с кровати, стала быстро одеваться.
В прошлое воскресенье, на утреннем богослужении, Таня покаялась, поэтому праздник Пасхи особенно радовал ее. "Как хорошо, что Христос воскрес! Теперь Он живет и в моем сердце!" - ликовала она.
- Завтра после собрания к нам придут гости, - сказала мама во время завтрака, - надо будет убрать в доме и напечь пирогов. Девочки, - обратилась она к старшим, - вы помоете посуду и наведете порядок в своей комнате, а потом будете помогать мне на кухне.
- Мама, давай достанем чайный сервиз, который подарила нам тетя Люба, - попросила Лена, - Он, правда, пыльный, но я помою его.
- Сервиз достать можно, только пусть моет Таня. Ты, Леночка, можешь нечаянно разбить что-нибудь. Лучше полей цветы и вытри подоконники.
Лене не очень понравилось решение матери, но все же она повиновалась.
Мать замесила тесто и пошла управляться с хозяйством, А Таня, помыв посуду, осторожно достала из серванта чайный сервиз. "Какой красивый!" - восхищалась она, представляя, как гости будут пить чаи из новых чашек.
Осторожно вытирая посуду, Таня думала о своем покаянии. В тот день тетя Валя, которая занимается с детьми, сказала: "Сегодня Христос очистил твое сердце, Танюша, Теперь храни его чистым! Если сделаешь какой-нибудь грех, не медли освободиться от него, а то сердце твое снова станет грязным".
"Как хочется не грешить! - рассуждала Таня, - Буду стараться не пачкать свое сердце, никогда не буду делать то, что раньше…"
Задумавшись, Таня поставила чашку на край стола и нечаянно задела ее. Чашка упала и со звоном разбилась...
- Что теперь делать?! - замерла Таня. - Сознаться? Нет, не нужно! Мама будет недовольна! Лучше спрятать все в мусорное ведро, пока никто не видел!
Некоторое время Таня стояла в нерешительности. Тихий, спокойный голос совести напоминал: "Неправда - это грех. Нужно сознаться, ты же покаялась!" Но другой голос, настойчивый и дерзкий, не отступал: "Ты же нечаянно разбила! Спрячь куда-нибудь. Может, никто и не заметит, что чашек меньше..."
Вдруг Таня услышала чьи-то твердые торопливые шаги. Она схватила разбитую чашку и хотела бросить в мусорное ведро, но его не оказалось на месте. Недолго думая, Таня сунула чашку в шкаф для посуды.
Дверь тихо отворилась, и в кухню вошел отец.
- Таня, что служилось? - спросил он.
- Ничего, - обманула Таня, чувствуя, как от стыда загорелись уши и щеки.
- Я слышал какой-то звон, - снова заговорил отец.
- Может Катя уронила Сашину машину, - не поворачиваясь, пробормотала Таня.
Отец увидел, что на столе стоит всего пять чашек, и сразу все понял. Желая помочь дочери сознаться, он снова спросил:
- А почему у тебя только пять чашек? Где еще одна?
- Не знаю.
- Спроси-ка у мамы, может, она знает.
Таня вышла на улицу, но через некоторое время вернулась и сказала, что ни мама, ни Лена не знают, где шестая чашка.
Отец молча вышел во двор. Он работал, а мысли его то и дело возвращались к Таниному поступку.
Он очень хотел помочь дочери осудить свой обман и покаяться.
Как только отец ушел, Таня швырнула в угол полотенце и отвернулась к окну. Радость о предстоящем празднике и приходе гостей исчезла. "Вообще, зачем они нужны? Лучше бы никто не приходил!" - досадовала она.
День был испорчен: что бы Таня ни делала, все возмущало ее. Она сердито пнула кошку, ни за что накричала на младшую сестру и, отшлепав ее, отправила на улицу. Даже птички, которые утром радовали ее своим щебетом, теперь стали раздражать. Разбитую чашку Таня положила в мусорное ведро и прикрыла бумажками. "Сегодня сама вынесу мусор", - решила она.
Во время обеда Таня сидела за столом угрюмая и сердитая. Отец о чем-то сосредоточенно думал, изредка поглядывая на нее. Когда все поели, он скатал Саше:
- Сынок, вынеси мусор.
- Папа, я сама вынесу, - отозвалась Таня,
- Нет, доченька, с этим поручением неплохо справится и Саша.
Хлопнув дверью, Таня ушла. "Какая я несчастная", - вздыхала она, лежа на диване вниз лицом. Долго она жалела себя и обвиняла всех. Неожиданно ей вспомнился стих, который она недавно слышала на собрании: "Отойдите от Меня, все делатели неправды".
"Неужели Господь не возьмет меня на небо?" - мелькнуло в ее сознании.
Отгоняя от себя мрачные мысли, Таня всячески старалась оправдаться, но покоя не находила.
"Надо было сразу сознаться, - корила она себя, - а теперь поздно, я уже сказала папе, что не знаю, где чашка".
Вечером, как обычно, вся семья собралась на молитву. В этот раз отец решил прочитать детям рассказ "Ложь". В нем говорилось о девочке Люсе, которая часто обманывала, но после беседы с мамой покаялась в своем грехе.
- Однажды Люся мыла посуду и разбила чашку из сервиза, - уже не глядя в книгу, рассказывал отец, - Она решила скрыть это от родителей и спрятала осколки в мусорное ведро.
Таня слушала, затаив дыхание. От волнения и стыда она то краснела, то бледнела. "Я такая же обманщица", - думала она.
- Желая объяснить дочери опасность греха, - продолжал отец, - мама повела ее в сад и, показав на маленький кустик, а потом на большое дерево, спросила: "Что легче вырвать?". Люся, не задумываясь, ответила: "Конечно, кустики" - "Так вот, - глубоко вздохнула мама. - Обман легче искоренить вначале, пока он небольшой. А если говорить неправду за неправдой, то освободиться от нее будет все трудней и трудней".
Тане очень хотелось признаться во всем, но что-то останавливало ее. "Уже поздно, дети спать хотят, в следующий раз" - оправдывалась она.
Однако на память снова и снова приходило пожелание тети Вали: "Если появится какой-нибудь грех, не медли освободиться от него".
"Надо сейчас", - отважилась Таня, как раз в тот момент, когда папа пригласил к молитве.
- Папа, я хочу что-то сказать…
- Говори, - кивнул отец.
- Ты сегодня про меня читал, - всхлипнула она. - Это я говорила неправду, это я - обманщица. Я не хочу грешить, но у меня так получается. Я и раньше часто говорила неправду. И сегодня два раза тебя обманула.
- Я знал это, - тихо сказал отец. - И потому специально добавил к рассказу случай с разбитой чашкой. Нам с мамой очень хочется, чтобы ты поняла, что Иисус может жить только в чистом сердце. Если же ты будешь грешить, Ему придется уйти.