Seventh-Day Adventist Church

ЗАПАДНО-СИБИРСКАЯ МИССИЯ Церковь Христиан Адвентистов Седьмого Дня

Menu

Побеждай зло добром

Побеждай зло добром

Оглавление

Шкатулка
Рудик
Лизочкина месть
Трудный урок
Маленький светильник
Мэри Джонс
Орлиное гнездо
Двоюродная сестра

Шкатулка

Осиротевшая Мирца жила в детском доме, расположенном в одном из живописных уголков гористой страны Австрии. Здесь жили и учились не только сироты, но и дети с отдаленных ферм, которым было далеко ходить в школу.
До обеда дети занимались в школе, а после занятий помогали взрослым на кухне, в саду и огороде, потом готовили уроки. В свободное время Мирца обычно играла с малышами, качалась на качелях и пела. Она любила петь, и ее звонкий голос можно было слышать каждый вечер.
Мирца была рада, что оказалась в детском доме. Ее отец пропал без вести, а мама умерла. Некоторое время Мирца жила у одной женщины; но и та тяжело заболела и умерла. И тогда Мирцу отправили в детский дом.
Заведующая детским домом - тетя Лиза - была богобоязненной женщиной. Она любила детей, и им жилось здесь неплохо. Каждый день, утром и вечером, они вместе читали Слово Божье, молились и пели. Сироты любили тетю Лизу, и многие называли ее мамой. Однажды вечером, когда в доме наступила тишина, Мирца достала с полки небольшую деревянную шкатулку и высыпала ее содержимое на кровать. Это было ее "богатство": разноцветные лоскутки, несколько маленьких моточков пряжи, красочные открытки и картинки.
Каждый раз, когда Мирца высыпала свои ценности, она с трепетом читала текст, написанный на дне шкатулки: "Моей дорогой доченьке. Да благословит тебя Господь светлым лицом Своим и помилует тебя! Да обратит Господь лицо Свое на тебя и даст тебе мир! Твоя мама".
- Милая мамочка! - вырвалось у Мирцы. В это время тихо скрипнула дверь и в комнату вошла тетя Лиза. Взглянув на Мирцу, она тут же вспомнила, как шесть лет назад к ней привели эту белокурую голубоглазую девочку. Худая и бледная, она испуганно смотрела на незнакомых людей и крепко прижимала к себе шкатулку, перевязанную синей ленточкой.
Теперь Мирце уже двенадцать лет. Благодаря искренней любви и заботе тети Лизы, Мирца полюбила Иисуса Христа и Слово Божье, стала хорошей помощницей в хозяйственных делах. Тете Лизе очень хотелось, чтобы Мирца в будущем заменила ее...
- Садитесь, тетя Лиза,- предложила Мирца, прервав ее размышления.
Заведующая присела на край кровати и сказала, что на днях к ним приедут гости из Вены и Мирца должна сходить в поместье Лазер узнать, сможет ли госпожа Эстер принять несколько детей.
Мирца засияла от радости. Ей нравилось ходить в Лазер - по дороге можно было рассматривать горы, которые она так любила. К тому же хозяйка фермы была доброй женщиной. Она всегда угощала парным молоком и разрешала лакомиться фруктами.
- Хорошо, я с удовольствием схожу,- счастливо улыбнулась Мирца и принялась аккуратно складывать свои сокровища.
- Может, шкатулку лучше поставить в шкаф? - спросила она, посмотрев на большой ящик с дверцами, висевший на стене.
- Поставь,- кивнула тетя Лиза.- Там она будет в безопасности.
- Тетя Лиза,- спохватилась Мирца, увидев, что заведующая собралась уходить,- повариха Миля говорила, что двух котят нужно кому-нибудь отдать. Может, их отнести на ферму?
- Отнеси, я думаю, там они будут нужнее! На следующий день было воскресенье. Сразу после собрания Мирца отправилась в поместье Лазер. День выдался теплый и солнечный. Легкий ветерок доносил приятный запах свежего сена, уложенного в огромные стога. Вдали виднелись горы и манили Мирцу своей красотой. Мечтая о поездке в горы, Мирца не заметила, как вошла в поместье.
- Радость ты моя! - всплеснула руками хозяйка.- Заходи, дитя, заходи! Давно ты у нас не была!
- Я принесла вам привет от тети Лизы и письмо. А еще двух котят...
Сняв со спины рюкзак, Мирца достала письмо и подала хозяйке. Котята один за другим выскочили из рюкзака.
- Хорошо,- сказала хозяйка, прочитав письмо.- Скажи тете Лизе, что мы можем освободить одну комнату для гостей.- Посмотрев на котят, она добавила: - Одного мы возьмем, а другого предложи соседям. У них снимает квартиру художник с больным мальчиком. Может, они возьмут котенка для него.
Затем госпожа Эстер принесла кружку парного молока и кусок хлеба, густо намазанный медом.
- Спасибо, мне это так нравится! - восторженно поблагодарила Мирца, принимая угощение.
Она проглотила душистый хлеб, залпом выпила молоко и попрощалась.
- Приходи еще,- пригласила хозяйка и положила в рюкзак Мирцы большой каравай.
Прижимая к себе котенка, Мирца зашла на соседнюю усадьбу и в нерешительности остановилась посреди двора. Хозяев не было видно. Вдруг Мирца увидела на балконе незнакомого господина. Он стоял перед мольбертом и увлеченно рисовал.
- Вы возьмете у меня котенка? - звонким голосом спросила Мирца.
Господин оторвался от работы и несколько мгновений удивленно рассматривал стоящую внизу девочку, а потом, подхватив мольберт, сбежал по лестнице.
- Пожалуйста, постой спокойно! Вот так! - мягко приказал он и быстро-быстро начал рисовать.
Мирца смотрела на художника удивленными глазами. А он молча наносил штрихи на большой лист.
- Ну-ка, посмотри! Узнаешь? - спросил он, подавая Мирце ее портрет.
- Как вы хорошо рисуете! - выдохнула Мирца.- Вы подарите мне этот рисунок?
- Нет, это мне на память! - рассмеялся художник и наклонился к ней: - Ты принесла нам котенка?
-Да.
- Моему сыну он очень понравится. Хочешь познакомиться с ним? Пойдем! - пригласил он и повел Мирцу по деревянной лестнице на просторный балкон.
Предложив ей сесть в кресло, художник вышел через боковую дверь и вскоре выкатил из комнаты инвалидную коляску. В ней сидел мальчик лет восьми.
- Дай ему котенка,- подсказал господин Мирце и, услышав, что его кто-то зовет, поспешно вышел. Мирца поднесла мальчику котенка.
- Какой красивый! Ты оставишь его нам? - просиял от радости мальчик.
- Конечно, если ты хочешь!
Мирца посадила котенка мальчику на колени и, ласково приговаривая, стала гладить его. Прижмурив глаза, котенок довольно замурлыкал.
- Видишь, как ему это нравится! - улыбнулась Мирца.- А теперь попробуй ты!
Мальчик осторожно дотронулся до серого пушистого комочка и весело засмеялся:
- Смотри, он меня не боится! А Мирца, глядя на его бледное, болезненное лицо, тихо спросила:
- Ты уже давно болеешь?
- Все время.
- А что у тебя болит?
- Спина и ноги. Врачи говорят, что это можно вылечить. Раньше я только лежал, а теперь уже могу и сидеть.
Мирца на мгновение задумалась. Она не могла себе представить, как это никогда не ходить, не бегать, никогда не подниматься в горы...
- Тебе здесь станет легче,- с уверенностью сказала она.- Сюда многие приезжают лечиться. Как тебя зовут?
- Лео. А тебя?
- Мирца.
- Ты живешь в Лазере?
- Нет, в детском доме. Видишь вон ту дорогу через поле? А там, далеко-далеко, церковь, видишь? Рядом с ней наш дом.
Конечно, Лео, сидя в коляске, не видел ни поля, ни церкви. Тогда Мирца осторожно приподняла его.
- А теперь видишь?
- Вижу! А что ты делаешь в детском доме?
- Все. Стираю, убираю, помогаю на кухне, хожу в школу, даже траву умею косить. А иногда мы с тетей Лизой ходим в горы. Там так красиво! Лео, ты даже не представляешь, какая это красота! На самых вершинах всегда лежит снег, даже летом. Недавно мы поднимались на вершину Кольм. Там растут альпийские розы, эдельвейсы называются.
Лео с затаенной грустью посмотрел вдаль:
- Хоть бы раз побывать в горах!
- Может, когда-нибудь ты сможешь пойти! - с надеждой в голосе сказала Мирца.- Иисус может сделать так, что у тебя станет здоровая спина и ноги.
- Мы уже давно с папой и мамой молимся об этом,- грустно ответил Лео.
- Иисус все может! Ты же сам сказал, что теперь уже можешь сидеть. А когда ты сможешь ходить, мы вместе пойдем за эдельвейсами. Ладно?
- Ты уже находила их?
- Еще нет. Они растут высоко в горах. Тетя Лиза сказала, что мы когда-нибудь пойдем туда.
- Мирца, ты можешь петь? - вдруг спросил Лео.
- Могу. Мы недавно выучили новую песню. Хочешь, спою?
Лицо у Лео просветлело, и он молча кивнул. Мирца звонко запела. Увлекшись пением, она не обратила внимания, как открылась дверь и вошла мать Лео с большим пирогом на подносе.
- Какая хорошая песня! - заметила она, когда Мирца замолчала.- Кто тебя научил?
- Тетя Лиза. Ой, уже почти три часа! - глянула она на часы.- Мне надо возвращаться домой! Мирца подошла к Лео и протянула ему руку:
- До свидания! Пусть Иисус исцелит тебя!
- Приходи к нам еще,- пригласила мама. Лео попросил мать подать ему большую яркую коробку и, быстро перебрав несколько листов, протянул
Мирце картинку со снегирем.
- Это тебе. Его нарисовал папа.
- Спасибо! Птичка будто живая! - восторженно воскликнула Мирца и, помахав на прощанье, быстро сбежала по лестнице.
Прижимая к себе картинку, Мирца пустилась бегом через поле. Ей было приятно познакомиться с Лео и его родителями.
"Какую красивую картинку подарил мне Лео! - думала она.- Когда у меня будет песенник, я обязательно приклею снегиря на первую страницу!"
Когда Мирца забежала в детдомовский сад, она поняла, что гости уже приехали. У качелей, в нарядном платье, стояла невысокая, черноволосая девочка и, что-то оживленно рассказывая, угощала детей конфетами. Мирца пробежала мимо них прямо на кухню и принялась помогать поварихе накрывать на стол.
За ужином Мирца села рядом с девочкой, которую видела у качелей, и хотела познакомиться с ней, но та демонстративно отвернулась и что-то шепнула своей соседке. Девочки прыснули. Мирца в недоумении посмотрела на них.
- Мирца, что нового в Лазере? - спросила тетя Лиза.
Мирца оживленно рассказала о больном мальчике и его отце-художнике, а потом выскочила из-за стола и через минуту принесла рисунок.
- Я знаю этого художника. Это Гарри Бергманн,- высокомерно заявила гостья и повернулась к Мирце: - Мой дядя тоже художник, и господин Бергманн иногда приезжает к нему. Если он узнает, что я здесь, то обязательно пригласит меня в Лазер!
Последние слова девочка сказала так, чтобы слышали и другие дети.
- Герта, передашь папе спасибо за конфеты,- как бы невзначай сменила тетя Лиза тему разговора.- В следующее воскресенье мы еще полакомимся, а пока, Мирца, отнеси этот кулек в буфет. Где лежит ключ, ты знаешь.
- Она пока дойдет, половину съест,- шепнула Герта своей соседке, провожая Мирцу недружелюбным взглядом.
После ужина дети, как всегда, собрались в зале. Тетя Лиза прочитала из Библии историю об исцелении Неемана и обратила внимание детей на слугу Елисея - Гиезия. Он всегда и везде ходил с человеком Божьим, выполнял его поручения и просьбы. Гиезий больше других видел дела, которые Бог совершал через Своего пророка, хорошо знал, что Бог свят, праведен, справедлив и не мирится ни с каким грехом. И все же Гиезий не устоял против греха. Когда он увидел, что Елисей отказался принять подарки, то решил воспользоваться случаем и взять что-нибудь себе.
Нееман уже ушел, но Гиезий догнал его и сказал: "Меня послал господин. Дай ему талант серебра и две перемены одежд". Гиезий обманул, Елисей ведь не посылал его! Но Нееман не знал этого и с радостью дал Гиезию серебра в два раза больше, чем он просил.
Гиезий спрятал подарок и хотел скрыть свой поступок. Когда Елисей спросил его: "Куда ты ходил?", он сказал, что никуда не ходил. За это Бог наказал Гиезия неизлечимой болезнью - проказой.
- С нами тоже может случиться подобное,- сказала тетя Лиза.- Мы тоже можем сделать какой-нибудь грех. Но давайте запомним поступок Гиезия, и не будем делать так, как он. Очень опасно скрывать свои проступки. Если уж случилась беда, то лучше будем признаваться, просить прощения и стараться больше так не делать.
После общей молитвы тетя Лиза пожелала всем спокойной ночи и попросила старших девочек уложить малышей.
Мирца, как только управилась с делами, достала из шкафа свою шкатулку и спрятала туда подарок Лео. Затем она встала на табурет и хотела поставить шкатулку на место, но вдруг за ее спиной раздался насмешливый голос:
- Что это у тебя за редкостный ящичек? Мирца обернулась. В дверях стояла Герта.
- Зачем ты подсматриваешь? - спросила Мирца, испуганно прикрывая шкатулку руками.
- Не нужны мне твои безделушки! - повела плечами Герта.- Надеюсь, мне можно посмотреть, где я буду жить! Можешь не беспокоиться за свое нищенское богатство! - Гордо вскинув голову, она добавила: - Ну что, наелась конфет, когда убирала кулек?
От удивления Мирца на мгновение замерла и не знала, что сказать. Герте тоже стало неловко от своих едких слов, и она, резко повернувшись, вышла из комнаты. Через открытое окно она вылезла во двор, взобралась на абрикосовое дерево, растущее прямо у дома, и стала наблюдать за Мирцей. Сквозь густую листву Герта видела, как Мирца перевязала шкатулку ленточкой и поставила на верхнюю полку шкафа.
Новый день начался с приятных неожиданностей. Сразу после завтрака во двор детского дома въехал экипаж. Это приехал господин Бергманн с женой. Они хотели видеть заведующую. Дети, оставив свои игры, с любопытством рассматривали красивых серых лошадей.
- И почему я не надела белое платье?.. - с сожалением прошептала Герта и покраснела.
Не прошло и получаса, как из дома вышла тетя Лиза с господином Бергманном, а за ними - его жена с сияющей от счастья Мирней. Они сели в экипаж и уехали.
- Наверное, им нужна служанка... - с пренебрежением сказала Герта своим подружкам.
Проводив гостей, тетя Лиза объяснила детям, что приезжали господа Бергманн, о которых вчера рассказывала Мирца. Они попросили отпустить Мирцу к ним в Лазер на неделю. Большие черные глаза Герты вспыхнули завистью.
"А про меня даже не спросили!" - подумала она с обидой.
Стараясь скрыть свои чувства, Герта беззаботно засмеялась и побежала к качелям.
Неделя прошла без особых приключений. Наступившее воскресенье выдалось пасмурным, неприветливым. С самого утра моросил дождь. Дети, облепив окна, с тоской смотрели во двор.
- Не беда,- утешала их тетя Лиза.- Сейчас проведем собрание, потом поиграем. А на обед Миля испекла вкусный пирог, и еще у нас остались конфеты...
Дети повеселели. Через несколько минут они собрались в зале. Тетя Лиза прочитала из Библии историю о том, как Бог разговаривал с мальчиком Самуилом, потом дети рассказывали стихотворения, пели, молились. А после собрания все помчались в столовую. На обеденном столе красовался огромный пирог.
Тетя Лиза принесла кулек из-под конфет и печально спросила:
- Дети, кто брал конфеты?
В столовой воцарилось молчание.
- Это, наверное, Мирца,- нарушила тишину Герта.
- Не может быть! - возразила тетя Лиза.- Мирца никогда такого не сделает.
Дети недоуменно переглядывались. Тогда тетя Лиза сказала:
- Ну что ж, после обеда придется проверить ваши комнаты. Очень жаль, что у кого-то не хватает смелости признаться в своем проступке.
Герта и еще несколько девочек вызвались помогать заведующей. Проверку начали с комнаты старших девочек. Тетя Лиза посмотрела в тумбочках, а потом открыла шкаф, где стояла шкатулка, перевязанная синей ленточкой. И никто не обратил бы на нее внимание, если бы не Герта.
- Может, Мирца спрятала конфеты в свой ящичек? - невинным голосом спросила она.
- Герта! - остановила ее тетя Лиза и, взяв шкатулку за ленточку, хотела переставить ее на другую полку.
Но ленточка оказалась незавязанной, и шкатулка, выскользнув из рук, упала. По полу рассыпались клубки, разноцветные лоскутки, картинки, фантики...
- Вот и поймали вора! - ехидно рассмеялась Герта. Тетя Лиза растерянно посмотрела на знакомые обертки от конфет и хотела что-то сказать в защиту Мирцы. Но в этот момент дверь распахнулась и в комнату забежала сияющая Мирца. Увидев свое сокровище в полном беспорядке, она замерла.
- Моя шкатулка!.. - вскрикнула она в следующее мгновение и кинулась собирать рассыпанные вещицы.
- Не забудь подобрать бумажки от ворованных конфет,- надменно сказала Герта, пододвигая обертки носком туфли.
- Этих фантиков у меня не было! - возразила Мирца, покраснев от волнения.
- Ну и обманщица! - не унималась Герта.
- Девочки, выйдите, пожалуйста,- попросила тетя Лиза и, когда Мирца осталась одна, спросила: - Мирца, как эти фантики оказались в твоей шкатулке?
- Не знаю. Таких у меня не было. Это не мои.
- Но они выпали из твоей шкатулки!
- Может, их туда кто-то положил?
- Никто из детей не знает, где ты прячешь свою шкатулку.
- Правда, у меня их не было! - Мирца открыто посмотрела в глаза тете Лизе, но, заметив в ее взгляде недоверие, смутилась и опустила голову.
- Подумай хорошо, Мирца, а потом расскажешь мне,- сказала тетя Лиза и вышла.
Ничего не понимая, Мирца посмотрела на закрытую дверь и прислонилась к стене. Она не знала, о чем надо думать и что рассказывать. Как эти фантики оказались в ее шкатулке?
Долго стояла Мирца, а потом присела на корточки и стала собирать открытки и лоскутки. Невольно ее глаза остановились на тексте, записанном на дне шкатулки, и она подумала: "Господь не оставит меня! Он видит, что я не обманываю и не знаю, как эти фантики оказались в моей шкатулке. Но почему тетя Лиза не поверила мне? Неужели она думает, что я обманываю? Наверное, сейчас у нее просто нет времени. Вечером, когда она придет пожелать нам спокойной ночи, я все объясню ей. Она обязательно поверит!"
Немного успокоившись, Мирца спустилась в кухню и принялась за работу. Она заметила, что дети сторонятся ее.
Прошел ужин. Наступила ночь. Тетя Лиза почему-то долго не приходила. Все девочки уже спали, и только Мирца от волнения не могла уснуть. Наконец приоткрылась дверь и в комнату тихо вошла тетя Лиза. Она сразу подошла к кровати Мирцы и увидела, что та не спит.
- Мамочка,- прошептала Мирца и села. Она часто называла тетю Лизу мамой, особенно когда ей было трудно.
- Мамочка, вы не верите мне, да?
- Мирца,- обняла она девочку,- скажи правду. Каждый человек может не устоять в искушении. Если ты признаешься, я тебя не буду наказывать, только скажи правду. Это ты сделала?
- Нет. Я ни одной конфетки не брала! - с трудом сдерживая слезы, прошептала Мирца.
- Дети не знали, где ты прячешь шкатулку, поэтому, кроме тебя, никто не мог положить туда фантики. Ты понимаешь это?
- Я не знаю, как это могло получиться... - в отчаянии произнесла Мирца и заплакала.
Тетя Лиза ласково провела рукой по ее волосам.
- Мне хочется верить тебе, Мирца,- сказала она и вышла.
В доме стояла глубокая тишина.
Уткнувшись в подушку, Мирца долго безутешно плакала. Потом она тихонько сползла с кровати и встала на колени.
- Дорогой Иисус! Услышь мою молитву! - всхлипывая, прошептала она.- Я не знаю, как эти фантики оказались в моей шкатулке. Мне никто не верит, даже тетя Лиза. А Ты знаешь, что я не брала конфеты. Помоги мне, Иисус! Сделай так, чтобы все узнали, что я не виновата!..
На другой день Мирца, как обычно, принялась за работу. Но прежняя живость в ее глазах угасла. Мирца стала тихой и незаметной. Еще несколько дней дети сторонились ее, но потом все забылось и жизнь в детском доме потекла, как и прежде.
Незаметно пролетело лето, а с ним и каникулы. Гости разъехались. Вместе с другими детьми Мирца снова пошла учиться, а после занятий, как всегда, помогала по дому. Но как редко теперь слышалось ее пение!
В больших глазах Мирцы поселилась грусть. Она стала молчаливой, но свою работу выполняла так же аккуратно и усердно. Как и раньше, в свободное время Мирца читала детям рассказы или штопала.
Тетя Лиза часто задерживала взгляд на Мирце, и ее терзали сомнения: "Может быть, она на самом деле не виновата? А если виновата, что мешает ей признаться?" Она старалась ласковей относиться к Мирце, но заметила, что девочка уже не такая доверчивая, как раньше.
Наступила зима. Белоснежным одеялом покрылись горы и долины, сады и огороды, крыши домов и сараев. Ударили морозы. Накануне Рождества Христова почтальон принес в детский дом письма и поздравления. Мирца тоже получила праздничный конверт. Он был от Бергманнов. От радости у нее на глаза навернулись слезы, и она, прижав к груди конверт, убежала в свою комнату.
Мирца снова и снова перечитывала добрые наставления своих друзей и думала: "Они бы точно меня поняли! О, если бы можно было встретиться с ними! В письме всего не опишешь, а до лета еще так далеко..."
Проходили дни за днями. Снег постепенно растаял, на склонах гор появились первые весенние цветы и робкая зелень. Прошел праздник Пасхи. Наступило лето, и начался сенокос.
Мирца любила сенокос. Луга манили ее своей красотой, запах скошенных трав и цветов придавал бодрости. Коса так и мелькала в ее загорелых руках.
В конце июня в детский дом снова приехали дети из столицы. Приехала и Герта. Гордо подняв голову, она надменно поздоровалась с детьми, а к Мирце даже не подошла. Мирца грустно посмотрела на веселых детей и не спеша отправилась на кухню. Там ее ждало письмо. Распечатав его, она прочитала:
"Дорогая Мирца! Пишет тебе Лео.
В воскресенье мы приезжаем в Лазер. Приходи к нам. Мы будем рады. Я приготовил тебе сюрприз!"
- Сегодня только понедельник... - с сожалением прошептала Мирца, складывая листок.- Еще целых пять дней ждать!
После завтрака тетя Лиза пригласила всех старшеклассников в зал. Там их ждал господин Эван, отец Герты. Он решил порадовать сирот и пригласил их в путешествие на вершину горы Каменная Крыша. Многие дети мечтали подняться на эту гору. К сожалению, господин Эван не мог взять всех сразу. Узнав об этом, все притихли в напряженном ожидании: кому же посчастливится?
Мирца скромно стояла позади девочек. Она не надеялась попасть в группу счастливчиков. Но вдруг заведующая назвала ее фамилию. Покраснев от волнения, Мирца вопросительно посмотрела на нее. Их взгляды встретились.
- Это за твое усердие и помощь,- доброжелательно сказала тетя Лиза, словно отвечая на вопрос.
Мирца чуть не задохнулась от счастья.
"Я нарву для Лео букет эдельвейсов!" - тут же решила она, представляя, как он обрадуется цветам.
Приготовления начались сразу же после объявления. Девочки готовили одежду, обувь и продукты. Мальчики собрались быстрее и уже не переставали говорить о предстоящем. Через день, очень рано, когда все дети в доме еще спали, группа счастливых старшеклассников отправилась в путешествие.
Сначала ехали на поезде, потом - на пароходе. А в полдень группа "покорителей вершин" уже поднималась в горы. Вскоре альпийские луга сменили заросли можжевельника, стали появляться голые скалы.
- Мирца, не спеши! - окликнула тетя Лиза, заметив, как легко и быстро она поднимается по склону.
Мирца оглянулась, посмотрела на нее сияющими глазами и улыбнулась. На щеках ее играл яркий румянец.
"Слава Богу, кажется, она ожила!.." - радостно отметила тетя Лиза.
До первого привала шли несколько часов. Было уже далеко за полдень, а до ледника оставалось еще несколько километров. Подняться туда решили на следующий день. Когда господин Эван с мальчиками начал ставить палатку, Мирца робко спросила:
- Тетя Лиза, можно сходить за эдельвейсами?
- Можно. Только будь осторожна и не ходи по опасным местам!
- Хорошо!
Довольная Мирца отправилась вверх по извилистой тропинке и вдруг невдалеке увидела эдельвейсы.
Подставив свои мохнатые лепестки теплым солнечным лучам, очаровательные цветы красовались на темной голой скале, словно серебристо-белые звезды.
Мирца осторожно спустилась и сорвала восемь бархатистых цветков.
"Представляю, как обрадуется Лео! - прикрыла она глаза от удовольствия.- Лучшего подарка и не придумаешь!"
Немного дальше, на отвесной скале, Мирца увидела еще несколько эдельвейсов. Когда она подошла ближе и посмотрела вниз, у нее закружилась голова. Далеко внизу, между большими сугробами, извиваясь и искрясь на солнце, бежала речушка.
Вдруг откуда-то сверху посыпались камни. Мирца подняла голову. На тропинке показалась Герта.
- Что ты там делаешь? - недовольно спросила она и, увидев цветы, воскликнула: - Ой, какие красивые! А вон еще красивее, я их сейчас сорву!
- Туда нельзя, там очень опасно! - попыталась остановить ее Мирца.
- Знаю я тебя! Ты сама хочешь сорвать их! - надменно бросила Герта.- Если боишься за меня, тогда принеси их мне. У тебя это лучше получится!
- Не могу,- отказалась Мирца.- Я пообещала маме не лазить в опасные места. Хочешь, я поделюсь с тобой? - подняла она букет.
- Я тебе не верю,- прищурив глаза, заявила Герта.- Ты - обманщица! Я и без тебя сорву эдельвейсы.- Быстро и неумело она стала спускаться вниз.
Но до цветов Герта не дошла. Буквально через несколько метров она поскользнулась и покатилась вниз по склону. К счастью, она зацепилась платьем за острый выступ скалы. Беспомощно повиснув на нем, Герта старалась ухватиться за что-нибудь и в отчаянии закричала:
- Помогите!
Мирца задрожала от страха. Как помочь Герте? Можно спуститься вниз. А потом? Как выбраться оттуда? Недалеко от Герты Мирца увидела огромный валун.
"Можно перетянуть Герту на него,- сообразила она,- но сами мы оттуда ни за что не выберемся..."
- Помоги мне! - умоляюще попросила Герта. Спрятав эдельвейсы за пазуху, Мирца осторожно спустилась и села на валун. Подав Герте руку, она помогла ей подняться и перешагнуть на камень.
- Теперь нам нужно сидеть тихо, чтобы не соскользнуть в пропасть,- облегченно вздохнув, сказала Мирца.- Подождем, пока за нами кто-нибудь придет.
- А если никто не придет? - облизывая пересохшие губы, тревожно спросила Герта.
- Обязательно придут. Тетя Лиза скоро обнаружит, что нас нет, и пойдет искать.
- Ты не боишься? - через время дрожащим голосом спросила Герта.
- Нет. Бог наблюдает за нами. Я знаю, что Он хранит Своих детей. Если даже и случится беда, бояться не надо - Бог возьмет нас к Себе на небо. Он всегда допускает только то, что полезно для нас.
Герта закусила губу и отвернулась.
- Мирца, если мы отсюда благополучно выберемся, я подарю тебе свои коралловые бусы. Хочешь? - снова заговорила она.
- Мне не нужны бусы,- вежливо отказалась Мирца.- Верующие не носят украшений.
- Тогда можешь взять мои желтые туфли... Я тоже хочу для Бога сделать что-нибудь доброе.
- Богу не нужны наши добрые дела. Ему нужно наше сердце. Он хочет сделать его чистым, чтобы мы могли понимать Его,- задумчиво глядя на горную тропинку, сказала Мирца.
Уже начало смеркаться, когда откуда-то сверху послышался говор, зашуршали камни.
- Кто-то идет! - воскликнула Герта.
- Сиди тихо! Слышишь, как качается валун? - Мирца схватила за руку готовую вскочить от радости Герту.
Девочки позвали на помощь. Их крик раскатистым эхом отозвался в горах. Через несколько минут Мирцу с Гертой, примостившихся на шатком камне, обнаружили горноспасатели. Они сразу же принялись за дело. Один, перевязанный толстой веревкой, стал спускаться к ним по отвесной скале.
- Пусть сначала меня поднимут, ладно? - взволнованно попросила Герта и приподнялась. Спасатель взял ее на руки.
- А ты, девочка, посиди спокойно,- сказал он Мирце.- Я сейчас вернусь за тобой!
Мирца кивнула. Горноспасатель с Гертой стал медленно подниматься над выступом. Когда они уже были наверху, кто-то нечаянно зацепил камень, и он, покатившись вниз, повлек за собой другие. Мирца испуганно сжалась в комок. В тот же момент камень под ней качнулся, Мирца не удержалась и... кубарем покатилась в пропасть.
Тишину нарушил отчаянный крик. Протяжное эхо тревогой отозвалось в пустынных горах и внезапно стихло. В ущелье все так же монотонно журчала вода...
Спасатели на мгновение замерли. Удастся ли спасти девочку? Сумерки сгущались. Нельзя было терять ни минуты. Спасатели оставили дрожащую Герту на поляне и снова стали спускаться вниз.
В это время на тропинке появился господин Эван и тетя Лиза. Они искали девочек.
От страха и всего пережитого Герта потеряла сознание. Отец подхватил ее и понес в палатку. Тетя Лиза, узнав в чем дело, подняла глаза к небу и стала умолять Бога, чтобы Он сохранил девочку и помог спасателям достать ее из пропасти.
Прошло всего около четверти часа, но тянулось это время мучительно долго. Все в напряженном ожидании смотрели на веревку. Наконец она дернулась. Мужчины тут же стали тянуть ее наверх. В темноте долго ничего не было видно, но вот показался спасатель с Мирцей на руках.
- Девочка жива,- тихо произнес он.- Только на голове небольшая рана... Она упала в сугроб, и это спасло ее.
- Слава Тебе, Боже, Ты сделал чудо! - заплакала тетя Лиза, глядя на лежащую без сознания Мирцу. Девочку осторожно отнесли в палатку.
- Она умерла?! - увидев безжизненно-бледное лицо Мирцы, вскрикнула Герта и горько запричитала: - Это я во всем виновата! Я столько зла ей сделала! Это я съела конфеты, а бумажки спрятала в шкатулку! Я завидовала ей, потому что... потому что...
Ее душили слезы, и она больше ничего не могла сказать.
- Ты?! - прошептала тетя Лиза.
Когда с Мирцы сняли мокрую куртку, на землю упали цветы. Они сильно помялись, некоторые лепестки сломались.
- Мирца, девочка моя! Как ты чувствуешь себя? - спросила тетя Лиза, увидев, что она открыла глаза.
- Хорошо,- пристально глядя на заведующую, ответила Мирца.- Мамочка, я хотела помочь Герте, потому что она чуть не сорвалась в пропасть...
- Мирца, прости меня! - заплакала тетя Лиза.- Прости, что я однажды не поверила тебе. Сегодня я узнала, что ты на самом деле не брала конфеты... Помнишь фантики в твоей шкатулке?
В глазах девочки вспыхнул радостный огонек.
- Откуда вы знаете? Вам Иисус сказал?
- Герта созналась.
- Прости меня, Мирца! - жалобно попросила Герта.- Я так жалею о том, что сделала!..
- Прощаю,- слабо улыбнулась Мирца.- Иисус услышал мою молитву.
На следующий день всем пришлось спуститься с гор. Мирцу несли на носилках, потому что у нее сильно болела распухшая нога.
Врач, осмотрев ногу, наложил гипс, и Мирце пришлось лежать в постели. Теперь Герта почти не отходила от кровати Мирцы и ухаживала за ней, как лучшая подруга.
В воскресенье во двор приюта въехала карета Бергманнов. Они приехали навестить Мирцу, но задержались в кабинете заведующей. А потом Мирца узнала, что тетя Лиза разрешила ей поехать в поместье Лазер на все лето.
- Да, мы поедем прямо сейчас,- сказал господин Бергманн.
Все дети радостно провожали Мирцу до экипажа. Только Герта грустила, потому что она уже успела подружиться с Мирцей и полюбила ее.
Когда приехали в поместье, господин Бергманн занес Мирцу на балкон, утопающий в зелени и цветах.
- А где Лео? - удивленно спросила Мирца, увидев в углу пустую инвалидную коляску.
Господин Бергманн загадочно улыбнулся и направился к двери.
- Приготовься к сюрпризу! - торжественно произнес он и широко распахнул дверь.
Опираясь на костыли и счастливо улыбаясь, на балкон вышел Лео.
- Вот это настоящий сюрприз! - в восторге воскликнула Мирца.
- Это Иисус сделал,- радостно объявил Лео. Да, Мирца понимала, что только Бог мог сделать такое чудо. Ведь Он и ее молитвы слышал! И потому ее теперь никто не считает обманщицей, теперь она целое лето будет в поместье - это тоже ответ на молитву.

Рудик

Среди учеников воскресной школы Рудик был самым внимательным. Он с интересом слушал учительницу, которая рассказывала много такого, чего он не знал. Рудику очень нравилось сравнивать знакомых односельчан с библейскими героями и очень хотелось подражать тем, кто был сильным, мужественным, добрым.
Как-то учительница рассказывала историю о блудном сыне. Рудик сразу вспомнил Роберта, сына продавца, который украл у отца деньги и убежал из дома. Люди говорили, что он хочет жить богато, но работать и слушаться родителей не хочет.
- Это, наверно, Роберт! - выкрикнул Рудик.
- Роберт похож на блудного сына,- поправила его учительница.- И таких, как Роберт, на земле очень много. Блудные сыновья и дочери могут быть не только в богатых семьях. Непокорных и ленивых хватает и среди бедных. Все они мечтают о легком счастье, ищут его в греховных удовольствиях, но не находят. Живя беспутно, они становятся нищими, больными, никому не нужными. А ты, Рудик, если хочешь что-то сказать или спросить, то поднимай руку, хорошо?
После этого Рудик уже не высказывал свои мысли вслух, а сравнивал молча. Ему особенно нравились библейские герои, с которыми можно было сравнить себя.
На одном уроке учительница рассказывала о наинской вдове, у которой умер единственный сын. Рудик живо вообразил, как несчастная мать шла за гробом и горько плакала. Он тут же сравнил эту женщину со своей тетей Бертой, которая в прошлом году, после смерти его родителей, приютила его с младшей сестренкой Мартой. Рудик представил тетю Берту вдовой, а себя - ее единственным сыном. И если он, Рудик, вдруг умрет, тетя Берта будет сильно плакать, потому что у нее уже не будет сына. Он представил, как похоронная процессия медленно идет по дороге, а тетя Берта горько-горько плачет.
Рудику стало так жалко тетю, что он громко всхлипнул. Дети удивленно повернулись в его сторону.
- Что случилось? - с участием спросила учительница.
Рудик покраснел. Он ничего не сказал, боясь, что дети будут смеяться над ним. Зная Рудика, учительница все поняла и не стала его больше расспрашивать. Успокоив детей, она продолжила рассказ, и Рудик узнал, что Иисус Христос пожалел несчастную вдову и воскресил ее сына. Такой конец успокоил Рудика окончательно, и он восторженно подумал о том, какой Иисус сильный и добрый.
Как только закончился урок, Рудик первым выбежал на улицу. Он знал, что сейчас дома никого нет. Тетя Берта обычно до обеда стирала у кого-нибудь белье и всегда брала с собой Марту. Дома было скучно одному, и Рудик решил посмотреть большую мельницу за селом. Свернув на луг, он побежал вдоль озера.
Еще издали Рудик заметил, что на берегу, в тени деревьев, сидит старик с огромной белой бородой. Его странная поза привлекла внимание Рудика, и он подошел поближе. Старик сидел на скамейке, вытянув ногу, на которой Рудик увидел большую рану. Нахмурив брови, старик недружелюбно посмотрел на мальчика.
- Вам очень больно? - участливо спросил Рудик, слегка наклонившись.
- Очень!
- У вас это уже давно? - Мальчик с состраданием заглянул старику в глаза.
- Да... - вздохнул тот.
- Вы как бедный Лазарь,- заметил Рудик.- Только здесь нет собак, которые лизали рану... А где вы живете?
- Вон там,- махнул рукой старик.
Рудик оценивающе посмотрел на красивое поместье с большим садом и огромной мельницей на берегу. Потом он стал внимательно разглядывать седобородого старика, выискивая в нем какое-нибудь сходство с бедным Лазарем из притчи Христа.
- Нет, вы не бедный Лазарь! - вымолвил наконец Рудик.- У Лазаря не было часов с золотой цепочкой и такого большого дома. Значит, за вами не придут Ангелы и не отнесут вас на небо. Они приходили только за бедным Лазарем...
- О каком это Лазаре ты рассказываешь мне, мальчуган? Кто он такой?
Рудик начал со всеми подробностями рассказывать все, что знал о богаче и Лазаре, а в конце сказал:
- У богача, наверно, тоже были часы с золотой цепочкой и красивый дом. А когда он умер, за ним не пришли Ангелы, и он попал в ад.
Старик в недоумении вскинул брови и выпрямился. А Рудик вдруг вспомнил, что тетя Берта не разрешает ему задерживаться после школы, и выкрикнул:
- Ой, мне уже пора домой!
В следующее мгновение его светлая рубашка уже мелькала среди густой зелени.
А старик задумчиво уставился в землю. Множество мыслей теснилось в его голове. Он - тоже богатый. Он - хозяин мельницы, хозяин великолепного поместья и некоторых домов в селе.
"Интересно, чей это мальчуган? - подумал старик.- И что он рассказывал мне? Неужели я тоже попаду в ад?.."
Если бы не больная нога, старый мельник не обратил бы внимания на рассказ мальчика, да и некогда было бы ему разговаривать с ним. Но сейчас мельник не мог работать и вынужден был часами сидеть, прислушиваясь к ноющей боли. Он снова и снова думал о том, что услышал, и в его сердце вкралась тревога. Тягостное раздумье прервал мелодичный звон колокольчика.
- Неужели уже обед? - недовольно проговорил он и нехотя стал перевязывать ногу.- Был бы мальчик здесь, наверно, помог бы мне! Убежал-таки сорванец... Пусть только попадется мне на глаза, я научу его, как нужно разговаривать со старшими. Он еще ответит за свою дерзость... Придумал же, что я в ад попаду...
На следующий день старый мельник сидел на своей излюбленной скамейке и должен был признаться себе, что с нетерпением ждет мальчика. Неожиданно с озера подул ветер и подхватил разложенные на скамейке бинты. Как новогодние гирлянды, повисли они на кусту.
"Эх! Пришел бы мальчишка!.." - вздохнул мельник, беспомощно глядя, как развеваются на ветру бинты.
Но не только из-за этого ждал он мальчика. Вчерашний рассказ не выходил из головы.
"Откуда этот мальчишка знает о моей жизни? - озабоченно глядя на высокую мельницу, думал он.- Может, я добрый богач? Ведь малец об этом может ничего и не знать! Может, и меня Ангелы отнесут на небо!.."
Старый мельник стал вспоминать, сколько доброго сделал он в своей жизни.
Яркое солнце слепило глаза, и мельник, откинувшись на спинку скамейки, прикрыл их рукой. Вдруг послышался шорох и перед ним, приветливо улыбаясь, вырос Рудик.
- Смотри-ка! Я даже не услышал, как ты подошел!
- Потому что я босиком! - засмеялся Рудик, показывая на ноги.- Я принес вам бинты! Они там, на кусту висели!
- Молодец! И как ты догадался? - похвалил мельник и вдруг резко изменил тему разговора: - Слушай, мальчик, твоя вчерашняя история меня совсем не касается. Запомни это! Я вовсе не тот богач...
Мельник еще что-то сказал в свое оправдание. В его голосе слышалось волнение. А Рудик, задумавшись, смотрел на его больную ногу, и ему снова представилось, что старик все-таки больше похож на бедного Лазаря.
Вдруг его глаза радостно вспыхнули.
- Я знаю, вашу рану надо помазать бальзамом! Вот посмотрите, вам сразу станет хорошо. Я сейчас!
Не успел мельник возразить, как Рудик, сорвавшись с места, помчался по песчаному берегу. Участие ребенка тронуло мельника. Что-то далекое, почти забытое воскресло в его памяти и напомнило давно ушедшее детство и молодость. Так когда-то заботились о нем мать и жена. Но их уже давно нет в живых. В его огромном доме осталась только старая служанка. И хотя она неплохо справляется с работой, но какая она грубая, невнимательная и ворчливая!..
- Вот и я! - прибежал запыхавшийся Рудик.
- И что же? - проницательно посмотрел на него мельник.
- Сейчас помажу рану бальзамом, и все! Не спрашивая согласия, Рудик открыл баночку и полил на рану какую-то жидкость.
- Что это за бальзам? - нарочито грубо спросил мельник, недоверчиво разглядывая банку.
И все же в его голосе прозвучала едва уловимая нотка благодарности.
- Просто бальзам,- ответил Рудик, не зная, что он бывает разный.- А теперь ногу надо перевязать и все заживет очень быстро!
Старый мельник, кряхтя, сел поудобнее и вытянул ногу. Рудик взял со скамейки бинты.
- Не вздумай! - остановил его старик.- Разве можно перевязывать рану этими грязными бинтами?
Он вынул из кармана новый бинт и протянул Рудику.
Тот виновато посмотрел на свои руки, будто он вымазал бинты, и опрометью кинулся к озеру. А когда вернулся, мельник неуклюже перевязывал себе ногу.
- Давайте я! - Рудик перехватил у него бинт и умело сделал перевязку.
- Где же ты научился? - удивился мельник.
- Тетя Берта научила. Я каждый день перевязываю Марте ногу. У нее тоже болячка, но совсем не такая, как у вас.
Мельнику хотелось поговорить с мальчиком, познакомиться с ним ближе, но в это время зазвонил колокольчик.
- Уже обед? - не то спрашивая, не то удивляясь, произнес мельник, вынимая из кармана часы на золотой цепочке.
Рудик помог ему подняться, подал костыли. Мельник в знак благодарности подарил ему скупую улыбку.
- Как тебя зовут?
- Рудик.
- А где ты живешь?
- У тети Берты Гесли.
- Вот как? - удивленно поднял брови старик и, прихрамывая, зашагал к дому.
В субботу, когда первоклассники не ходили в школу, тетя Берта тоже оставалась дома. В последнее время у нее довольно часто не было работы, потому что в селе многие купили стиральные машины и теперь обходились без прачки.
В такие дни тетя Берта больше внимания уделяла детям. Им нравилось проводить время на кухне. Рудик с Мартой обычно садились у окна, а тетя Берта - у печки. Она читала им Библию, рассказывала разные поучительные истории.
В этот раз к тете пришла какая-то женщина, и она вышла к ней на крыльцо. Рудик начал рассказывать Марте, каких птиц он видел по дороге в школу.
Когда тетя Берта вернулась, Рудик сразу заметил, что у нее глаза мокрые от слез.
- Тетя Берта, почему вы плачете?
Она погладила его по светлым кудряшкам и дрожащим голосом сказала:
- Нам скоро придется уйти из этого дома...
- Почему?! - замер Рудик. Тетя Берта показала конверт.
- Уже полгода я не могу заплатить за квартиру, и теперь хозяин требует, чтобы мы освободили его дом. Вот он прислал письмо... - Вытирая слезы, тетя присела на стул.
- Только не отдавайте нас никому! - жалобно всхлипнула Марта, прижимаясь к тете Берте.
- Что теперь будет с нами? - тревожно спросил Рудик.
- Не знаю, дети, но я верю, что Бог не оставит нас.
- Тогда нужно молиться! - подскочил Рудик.
- Обязательно. Будем просить Господа, чтобы Он помог нам,- согласилась тетя.- Помните, как Иисус пожалел бедную вдову из Наина и воскресил ее сына? Иисус и сегодня нисколько не изменился. У Него есть сила помочь нам. Давайте помолимся.
- Иисус никогда не забывает, если Его просят помочь! - с уверенностью сказал Рудик после молитвы.
В полдень к ним кто-то требовательно постучал. Тетя подумала, что пришли пригласить ее на работу. Но, открыв дверь, она увидела служанку мельника.
- Пусть ваш мальчик возьмет бальзам и придет к нам. Ночью хозяину было очень плохо,- недовольно сказала она, будто тетя была виновата в этом.
- Что это значит, Рудик? - удивленно спросила тетя, вернувшись в кухню.- Почему тебя зовут к мельнику, да еще с каким-то бальзамом?
- А-а! - вскочил Рудик.- Да это же тот бальзам, на полке! Знаете, тетя, как он хорошо помогает!
- Кому помогает? Рудик, я ничего не понимаю!
И тут только Рудик вспомнил, что тетя Берта ничего не знает о его новом знакомом.
- Тетя, я потом вам все-все расскажу! Он как бедный Лазарь,- запрыгнул Рудик на стул, чтобы достать баночку.
- Да это же барсучий жир! Что ты хочешь с ним делать? - всплеснула руками тетя Берта.
- Он очень хорошо помогает бедному Лазарю! - доверчиво глядя ей в глаза, сказал Рудик и прижал к себе банку.
Через минуту он уже бежал по лугу.
- Что же это такое? - прошептала тетя Берта.- Господи, помоги! Ты обещал не оставить сирот и вдов!
Когда Рудик прибежал на старое место, к озеру, на скамейке, мокрой от дождя, никого не было. Тогда он побежал к дому и, остановившись у входной двери, нажал на кнопку. Раздался продолжительный звонок, и тут же резко распахнулась дверь.
- Негодный мальчишка! Да разве можно так звонить?! - возмутилась служанка.- Проходи скорее, хозяин ждет тебя!
Она повела сконфуженного Рудика по коридору, застеленному мягким ковром. Мельник, вытянув больную ногу, лежал на диване в большой светлой комнате и озабоченно смотрел в окно. Казалось, он даже не заметил вошедшего мальчика.
- Я принес вам бальзам! - торжественно сказал Рудик и поставил банку на тумбочку.
- Спасибо,- сухо ответил старик, и глаза его сразу подобрели.
Рудик открыл банку, полил бальзам на рану, перевязал ногу и хотел уйти, но мельник остановил его.
- Подожди немного, присядь,- показал он на табуретку.- Ты знаешь еще какие-нибудь истории?
- Да,- оживился Рудик,- я знаю много случаев из Библии. Хотите, я расскажу вам о богатом человеке, который собрал хороший урожай на поле? - и, не дожидаясь согласия, начал рассказывать: - Жил давно один богатый человек, который мечтал стать еще богаче. В одно лето у него на поле вырос хороший урожай. Богач приказал сломать старые амбары и построить новые, чтобы собрать туда весь урожай. Он думал: "Теперь я самый богатый, мне можно много лет ни о чем не беспокоиться. Буду есть, пить, веселиться". Но Бог назвал этого богача безумным и сказал, что ночью он умрет, потому что думал только о богатстве. На небо этот богач не попал,- Рудик замолчал, а потом вдруг добавил: - Тетя сказала, что наш хозяин хочет забрать у нас дом... И мы просили Иисуса, чтобы Он помог нам.
Рудик считал, что это тоже относится к истории о богаче. Ведь их хозяин тоже, должно быть, богатый.
- А тетя сказала тебе, как зовут хозяина? - кашлянул мельник.
- Нет. Это плохой человек... - печально заключил Рудик.
- Да, плохой,- согласился старик и вдруг недружелюбно проговорил: - Ну, а теперь иди домой. До свидания!
Рудик встал.
- Но завтра приходи опять! - добавил мельник уже немного мягче.
На следующее утро тетя-почтальон принесла тете Берте еще одно письмо от хозяина их дома. Он писал, что отменяет свое решение, прощает долг и дарит дом Рудику. Все это он делает с условием, что Рудик каждый день будет приходить к своему "бедному Лазарю" и рассказывать что-нибудь из Библии.
Несколько минут Рудик смотрел на тетю Берту, ничего не понимая. Но потом его словно озарило:
- Значит, хозяин нашего дома - мельник?
- Да, это тот, кому ты перевязывал рану.
- Ах, тетя, знаете, какой он хороший! Он совсем не злой! Просто у него сильно болит нога. Тетя, мы теперь всегда будем тут жить! - Рудик крепко обнял тетю Берту.- Видите, Иисус нам помог! Это Он сделал мельника таким добрым!
- Слава Тебе, милостивый Господь! - опустилась тетя Берта на колени, благодаря Бога за оказанную им милость.

Лизочкина месть

Восьмилетняя Лиза жила в бедной семье. У нее не было игрушек. В то время очень многие жили бедно, заработанных денег едва хватало на пропитание и одежду. Когда Лиза видела, как другие девочки играли в куклы, а мальчики катали свои машинки,- ей тоже хотелось какую-нибудь настоящую игрушку. Но Лизочка знала, что у папы с мамой нет денег на игрушки. Приготовив уроки, Лиза старательно помогала маме, забавляла младшего братишку Тиму, а по вечерам ходила с ним на конец улицы встречать папу с работы. Каждый день после занятий в школе Лиза заходила в булочную и покупала хлеб для больной соседки тети Вали. Иногда она помогала ей помыть пол или подмести двор.
Тете Вале хотелось чем-то отблагодарить свою помощницу, и однажды она подарила ей петуха и курицу. Лизочка очень обрадовалась такому подарку и вместе с Тимой утром и вечером кормила их.
Как-то раз вечером дети сидели на крыльце. Тима бросал на землю по нескольку зерен, а петушок и курочка тут же склевывали их. Вдруг через забор перелетел камень и угодил петуху в голову. Петух упал и, судорожно дернув лапами, затих. От неожиданности Лиза с Тимой замерли, а когда за изгородью кто-то злорадно рассмеялся и по улице послышался топот убегающего, они вздрогнули. Лиза сразу узнала своего одноклассника Митю, которого все называли "диким".
Лизочка подскочила к петушку, подняла его, но он безжизненно повис у нее на руках. Она долго теребила его голову, поднимала крылья, но петушок не подавал признаков жизни. Лиза заплакала. Глядя на сестру, Тима тоже начал плакать.
Услышав их плач, мама вышла во двор и увидела мертвого петушка. Вытирая слезы, Лизочка рассказала ей, что сделал Митя. Мама обняла плачущих детей и с сожалением сказала:
- Митя поступил плохо. Очень плохо. Пусть Господь простит ему это зло, и ты прости, доченька.
Но Лиза почти не слышала, что говорила мама.
"Противный Митька!.. - думала она.- Пусть только подойдет к нашему дому, я тоже брошу в него камень... Нет! Лучше на перемене залью его тетрадь чернилами. Пусть ему тоже будет плохо..."
Вечером Лизочка не могла молиться и ночью спала очень плохо. Снова и снова она вспоминала своего петушка, и горячие слезы застилали ей глаза. А утром Лиза даже не могла внимательно читать Библию, потому что все мысли ее крутились вокруг петуха. Она скользила глазами по страницам и думала только о петухе и противном, злом Мите.
Вот Лиза прочитала двенадцатую главу послания Римлянам и уже хотела перевернуть страницу, как вдруг прочитанное дошло до ее сознания. Она стала перечитывать последние стихи, вдумываясь в каждое слово.
"Никому не воздавайте злом за зло, но пекитесь о добром пред всеми человеками. Если возможно с вашей стороны, будьте в мире со всеми людьми. Не мстите за себя, возлюбленные, но дайте место гневу Божию. Ибо написано: "Мне отмщение, Я воздам, говорит Господь".
Итак, если враг твой голоден, накорми его; если жаждет, напой его: ибо, делая сие, ты соберешь ему на голову горящие уголья. Не будь побежден злом, но побеждай зло добром".
Лизочка задумалась: "Этот дикий Митя все равно не поймет никакого добра. Я просто не могу сделать ему ничего хорошего. В школе он тоже всем надоел, он всегда так и старается кому-нибудь навредить. Вот бы проучить его хорошенько..."
"Не воздавайте злом за зло... Не мстите за себя... Если враг твой голоден, накорми его; если жаждет, напой его... Не будь побежден злом, но побеждай зло добром",- снова прочитала она.
Сначала Лизочка не хотела соглашаться с этим. Ей казалось, что Митя - самый плохой мальчик и всегда будет злым и негодным. Когда она встречалась с ним в школе, ей трудно было победить возникшую в сердце неприязнь и очень хотелось отомстить. Но слова: "не воздавайте злом за зло" каждый раз останавливали ее, и она не мстила. Совет мамы: "Доченька, когда у тебя будут появляться плохие мысли, ты не давай им места, то есть не думай о плохом" часто приходил ей на память. И хотя это было очень трудно, Лизочка все же старалась отгонять недобрые мысли. Она стала молиться, чтобы Бог помог ей от сердца простить Митю.
Когда тетя Валя узнала о Лизочкиной беде, то подарила ей еще одного петуха. Для Лизы это было настоящей наградой за все пережитое.
Лиза знала, что из яиц вылупляются цыплята, и стала мечтать о молодых курочках. Ничего не сказав маме, она положила в корзинку первое яйцо, а через день - еще одно, и так стала собирать яички, бережно прикрывая их сеном.
Как-то после обеда Лизочка мыла посуду на кухне, а мама разговаривала в комнате с соседкой, тетей Ниной. До Лизы долетали обрывки их разговора.
- Он очень плохо себя чувствует... Да если и умрет - беда небольшая. Все равно ничего хорошего из него уже не выйдет. Кроме зла, он никому ничего не сделал. Я слышала, он и вас обидел?..
Лизочка притихла. О ком это рассказывает тетя Нина? Неужели о Мите? Он действительно болел и целую неделю уже не ходил в школу, но она не думала, что это так серьезно...
- Вчера вроде врач сказал, что опасность миновала,- продолжала соседка,- но теперь ему нужно хорошее питание.
- Насколько я знаю, его мать тоже больна,- сказала мама и добавила: - Может, мы чем-то смогли бы помочь мальчику?
- Даже не знаю чем,- вздохнула соседка.- Я слышала, что врач советовал ему пить молоко, свежие яйца да как можно больше есть фруктов. Но сейчас это все так дорого...
Лизочка представила себе "дикого Митю" умирающим, и ей стало жаль его. Он уже не казался ей таким злым, как раньше, и она сильно захотела помочь ему, но как?
Когда мама пошла провожать соседку, Лиза оставила посуду и побежала в сарай. Заглянув в корзинку, она еще раз пересчитала яйца. Восемь штук. Белые, красивые, они лежали на мягком зеленовато-коричневом сене. Лиза взяла корзинку, постояла в нерешительности и поставила ее на место.
"Если враг твой голоден, накорми его..." - вдруг ясно вспомнились ей слова из Священного Писания. Лиза схватила корзинку и выбежала на улицу.
- Тетя Нина, передайте это Мите, пожалуйста! - протянула она корзинку.
Женщина в недоумении посмотрела на Лизу.
- Пусть скорее выздоравливает! - добавила Лизочка, и голос ее дрогнул.
Соседка ушла. А Лизочка уткнулась в мамины руки и горько заплакала. Она понимала, что теперь ее мечта не осуществится, что не будет у нее желтых, пушистых цыплят.
Когда мама узнала, о чем мечтала Лизочка и для чего собирала яйца, она сказала:
- Доченька, я рада, что ты не пожалела отдать Мите то, что тебе было так дорого. Пусть Господь и дальше поможет тебе исполнять Его Слово!
Тетя Нина сказала Мите, что яйца передала ему Лиза. Услышав это, он спрятал голову в подушку и заплакал. Он готов был отдать Лизе даже два петуха, но где их взять? Почему-то вспомнилось Мите, сколько зла он сделал людям. Он стал корить себя и досадовать на то, что никогда не старался делать добро. Митя решил попросить у Лизы прощения.
В самый разгар лета Митя на самом деле пришел к Лизе. Слезы душили его, когда он просил у нее прощения. Лиза тоже заплакала, а потом сказала:
- Митя, я давно простила тебе. В Библии написано, что обидчикам надо прощать и не воздавать злом за зло. Мне было трудно простить, но Иисус помог.

Трудный урок

Во дворе богатого крестьянина Рихтера под крышей амбара стоял старый работник Иван и мальчик лет десяти - Петя. Они оба служили у Рихтера. Дождик, медленно накрапывающий утром, припустил сильнее. - Наверное, зарядил надолго,- заметил Иван, озабоченно глядя на небо, затянутое серыми тучами.- Так не вовремя эта сырость сейчас, когда начался сенокос.
Петя согласно кивнул, прислушиваясь, как по жестяной крыше мелкой дробью стучит дождь.
Посмотрев на открытое окно хозяйского дома, Иван подумал: "Наверное, у Рихтера обострился ревматизм, и потому он в плохом настроении. Сейчас как никогда нужно солнце и только солнце! Но чем заняться сегодня?"
Ивану совсем не хотелось попадаться хозяину на глаза, и он решил послать мальчика.
- Пойди, Петя, спроси у Рихтера, что нам делать: переждать дождь или начать резать солому? Беги быстрее!
Петя послушно побежал к открытому окну и хотел уже взобраться на завалинку, чтобы заглянуть в комнату, как вдруг услышал раздраженный голос хозяина:
- Я не думал, что Петька такой нерасторопный! Вот потому он мне и противен!
От неожиданности Петя застыл на месте.
- Такой мямля! - продолжал возмущаться Рихтер.- Какая от него польза? - Никакой! Надо найти другого мальчика, и все!
Не успел Петя отойти от окна, как открылась дверь и на улицу вышел разгневанный хозяин:
- А, вот ты где! Что ты здесь делаешь? Казалось, его гневные слова придавили Петю к стене. Не в силах сдвинуться с места, он пролепетал:
- Должны ли мы... должны ли мы...
- Марш солому резать! - замахнулся хозяин.- Наемные мальчишки нужны здесь не для безделья! Таких, как ты, сколько угодно, и все они просятся на работу!
Рихтер был прав, и Петя это хорошо понимал. Он был бездомным сиротой и очень боялся потерять работу и кров над головой.
С этого дня Петя стал тихим и молчаливым. Он постоянно думал о том, что услышал от хозяина, и старался не попадаться ему на глаза. А когда Рихтер о чем-то спрашивал его, он вздрагивал и отвечал так тихо, что сам едва слышал свои слова.
Пете казалось, что хозяин вот-вот скажет: "Ты мне не нужен. Уходи!" И всегда, когда Петя слышал резкий окрик: "Эй ты, мальчишка!", он думал: "Вот сейчас он мне об этом скажет".
С затаенной тревогой Петя встречал каждый новый день. А по вечерам, когда в доме
"Вот если б сейчас пойти на небо, где Спаситель и мама! - горестно вздыхал он.- Оттуда уже никто не выгонит!"
Наконец установилась хорошая погода, и начался сенокос.
- Что это в последнее время случилось с Петей? - качая головой, спросила хозяйка у служанки.- Иногда он просто стоит и задумчиво смотрит на небо, а то вдруг так рьяно возьмется за работу, будто ему одному все это надо сделать.
- Я тоже это заметила,- подтвердила служанка.- Что-то с ним не то.
Сам же Петя сильно страдал от своей рассеянности. И когда учитель на уроке делал ему замечание, то в его больших темных глазах появлялось глубокое отчаяние.
- С Петей происходит что-то неладное,- сказал как-то учитель своей жене, учительнице воскресной школы.- Он стал каким-то непонятным, отрешенным...
- Неужели? - удивилась она.- А у меня на уроках он всегда внимательно слушает и довольно-таки правильно отвечает на вопросы.
Как-то раз после обеда хозяйка послала Петю в лавку за продуктами. На обратном пути его остановила жена учителя.
- Петя, что с тобой случилось? - ласково спросила она, заметив в его тоскливом взгляде невыразимую грусть.
Петя опустил глаза.
- Когда... когда... - выдавил он запинаясь.- Когда же я, наконец, умру?
- О чем ты говоришь! - воскликнула она, пораженная его вопросом.
- Я хочу умереть,- доверчиво сказал он и, увидев сострадательный взгляд любимой учительницы, добавил: - Потому что с неба уже никуда не надо уходить.
- Неужели тебе плохо живется у Рихтера? - участливо спросила она.- Как я знаю, хозяйка хорошо относится к тебе. Разве ты не чувствуешь себя там как дома?
- Нет. Хозяин сказал, что я ему противен. Поэтому я хочу умереть...
После этого признания у Пети посветлело на душе. Он видел, что учительница поняла его.
- Как ты думаешь, кто подарил тебе жизнь? - спросила учительница притихшего Петю.
- Бог,- не задумываясь, ответил он.
- Правильно. Значит, твоя жизнь принадлежит Богу.
- Да,- согласился Петя.
- В таком случае, ты не властен над ней. Наша жизнь в Божьей руке. Он дал ее нам не просто так, а с определенной целью. И этой цели мы должны достигнуть. Ты знаешь, для чего Бог дал тебе жизнь и что Он ждет от тебя?
- От меня?
- Да, от тебя,- повторила учительница.- Ведь Он не напрасно так повел твою жизнь, что ты оказался у Рихтера. Ты, наверное, никогда не думал, что тебя послал туда Сам Бог? Он хочет там тебя чему-то научить. Это похоже на то, как учитель задает задание, а потом проверяет, как ты его выполнил. Может быть, ты и не знаешь, какому уроку тебя хочет научить Бог, но Небесный Отец все знает. Каждый день Он внимательно наблюдает за тобой, как ты выполняешь Его поручения, что успел сделать и как. Помни, что ты выполняешь часть Божьего урока, когда охотно и хорошо делаешь то, что тебе поручено. Придет время, и Небесный Отец скажет: "Задание, которое Я дал Пете, он выполнил, и теперь может идти ко Мне на небо".
Петя внимательно слушал учительницу, но лицо его было печальным.
- Ты любишь своего хозяина, Петя? - неожиданно спросила она.
- Нет,- безразлично ответил Петя.
- Поэтому тебе трудно быть послушным. Петя потупил голову.
- Это как раз и есть часть того урока, которому тебе надо научиться. Ведь в Библии написано, чтобы мы любили друг друга! Тебе сейчас это кажется очень трудным, но ты все же попробуй! Любить трудно всем - и мне, и тебе, и другим. Но это заповедь нашего Господа, и мы должны исполнить ее. Ты молись, проси у Бога помощи, и увидишь, что все пойдет по-другому!
Петя тяжело вздохнул и подумал: "Как можно любить такого человека, как Рихтер?"
- В Библии сказано,- продолжала учительница,- что всякое дело мы должны делать так, будто делаем его для Самого Бога. Ты попробуй так жить. И когда Рихтер поручит что-нибудь такое, что тебе не очень хотелось бы делать, ты молись: "Иисус, помоги мне сделать это как для Тебя!"
Глаза Пети заискрились радостью. Он попрощался с учительницей и бросился бежать по узкой тропинке к дому так быстро, что чуть не сбил с ног служанку, шедшую навстречу.
- Тише ты! - остановила она его.- У нас ведь такое несчастье! Уже и доктор приехал. Только ты ушел, так это и случилось...
- Какое несчастье?
- Хозяин поскользнулся и упал навзничь, разбил голову и потерял много крови!
Служанка подхватила ведра и побежала к колодцу. Из дома вышла заплаканная хозяйка, а за ней - доктор.
- Не отчаивайтесь, матушка Рихтер,- успокаивал он.- Нужен только уход, и все будет хорошо. Думаю, этот мальчик вам очень пригодится,- показал он на Петю.
- Что он сделает? - вздохнула хозяйка и с сожалением покачала головой: - И почему это случилось именно сейчас, когда все на сенокосе и нет ни одного свободного человека!
- Вот-вот, потому я и говорю за мальчика. Я же хорошо понимаю, что вы нужны больше на дворе, среди людей,- живо добавил доктор.- А он прекрасно заменит вас у постели больного. Рану я тщательно обработал, но головные боли еще будут... Пусть мальчик с завтрашнего дня почаще прикладывает холодный компресс и дает микстуру. Нужно еще затемнить комнату и выгнать мух. Всего вам доброго! - попрощался он и ушел.
В эту ночь Петя долго ворочался в постели. Он не мог забыть разговор с учительницей и ее наставление. Ему так хотелось научиться делать все как для Господа! А теперь вот нужно будет ухаживать за пострадавшим хозяином.
На Петю вдруг напал такой страх перед предстоящим делом, что он готов был отказаться от него. Но может быть, это и есть то дело, которое поручает ему Бог? Петя встал с постели и опустился на колени.
- Иисус, я боюсь ухаживать за хозяином, но хочу это делать как для Тебя, помоги мне!
После молитвы на душе у Пети стало спокойно. Он повернулся на бок и заснул крепким сном.
Хозяйка встала рано утром и, обсудив с хозяином распоряжения доктора, сказала:
- Сейчас я сделаю тебе компресс, а потом разбужу Петю. Он будет ухаживать за тобой. В свободное время я буду приходить к тебе.
Когда она вошла в кухню, то от удивления остановилась: Петя стоял посреди комнаты, готовый к работе.
- Ай-ай-ай, Петя, ты сам так рано поднялся? - всплеснула она руками.- Хорошо! Я сейчас приготовлю завтрак, и ты отнесешь его хозяину.
Петя взялся помогать ей. Вскоре за накрытый стол сели завтракать косари.
- А теперь, Петя, налей чашку молока, возьми хлеб с медом и отнеси хозяину,- скомандовала хозяйка.
Петя робко вошел в комнату и бросил неуверенный взгляд на кровать, где лежал хозяин - бледный, с перевязанной головой.
Смерив мальчика холодным взглядом, Рихтер закрыл глаза, но до его слуха долетели чуть слышные слова:
- Иисус, помоги мне сделать это как для Тебя!
Пересилив страх, Петя подошел к кровати, поставил поднос на стол и подал хозяину бутерброд.
Пете жалко было смотреть, как хозяин, превозмогая боль, с трудом приподнялся на локоть. Петя тут же поправил ему подушку. Заметив это, Рихтер подумал: "Что мальчишка имел в виду, когда прошептал эти слова?"
В полдень, с наступлением жары, головные боли у хозяина усилились. Он сначала тихо, а потом все громче и громче стонал, звал жену.
Петя вспомнил о холодной повязке, мигом принес воды и положил мокрое полотенце на горячий лоб больного. Рихтер в сердцах отругал мальчика за неловкость - с плохо выкрученного полотенца текли струйки воды по лицу и шее. Петя быстро снял его, дрожащими от волнения руками отжал и снова положил на лоб, повторяя при этом свою короткую молитву. Это был как раз тот момент, когда он охотно убежал бы и делал самую трудную работу, лишь бы не прислуживать хозяину.
Целый день Петя отгонял мух, поправлял сбившуюся подушку, подавал чай из трав и старательно ставил компрессы.
Доктор остался доволен таким уходом.
- Как хорошо, что ты закрыл ставни,- похвалил он мальчика.- Вот такой полумрак как раз и нужен больному.
Расспросив о состоянии Рихтера, доктор дружески похлопал Петю по плечу:
- Прекрасно! Так и продолжай.
Петя покраснел и подумал: "Доволен ли мной Бог так же, как доктор?"
Потянулись длинные, однообразные дни. Петя так и оставался санитаром. Рана на голове хозяина зажила быстрее, чем предполагал доктор, но обострился ревматизм, несмотря на то, что стояла июльская жара. Рихтер кряхтел и стонал при малейшем движении, и Петя постоянно поправлял то подушку, то одеяло. Ему казалось, что от этого больному будет легче.
По несколько раз в день Пете приходилось обращаться к Богу за помощью и повторять: "Иисус, помоги мне сделать это как для Тебя!" Он заметил, что многое ему уже давалось легко, и страх перед хозяином постепенно уменьшался. Теперь в сердце Пети появилось сострадание к нему, и очень часто хотелось сделать ему что-то приятное.
Рихтер тоже стал относиться к Пете дружелюбнее. И если случалось, что мальчик выходил на время куда-нибудь, хозяин с нетерпением поглядывал на дверь. Когда же за ним принималась ухаживать жена, он недовольно ворчал:
- Не так, не так! Петр кладет подушку больше на левую сторону, да и делает он это побыстрее. Оставь, я подожду, пока он придет.
Это радовало хозяйку, потому что она жалела Петю. Однажды к Рихтеру пришел его старый друг Фогель. Он долго наблюдал, как мальчик ухаживает за хозяином.
- Так-так,- сказал он как бы между прочим, когда Пети не было в комнате.- Такого мальчишку я бы с удовольствием взял себе. Мой ничего подобного не может делать. Вообще, мой врет и крадет, и к тому же - языкастый. Я хотел тебе сказать, что если ты намерен заменить его...
- Кого заменить? - насторожился Рихтер.
- Петра. Ты же сам когда-то говорил,- напомнил ему Фогель.
- Ничего не знаю! - раздраженно ответил тот.- Он мне самому нужен!
Прошло несколько дней. Как-то вечером Рихтер сказал жене:
- Наш Петр ходит как оборвыш. Мне уже стыдно перед людьми. Ему, вообще-то, давно положено дать новую одежду.
- Да-да,- поддержала его жена,- просто я думала, что старая одежда еще выдержит до его ухода.
- До какого ухода? - строго спросил хозяин.- Он должен жить у нас! Давай об этом больше не будем говорить. Мальчик останется у нас навсегда, дадим ему нашу фамилию, и все!
В это время вошел Петя и услышал последние решительные слова Рихтера. В растерянности он остановился посреди комнаты и непонимающим взглядом посмотрел на хозяина. Потом подбежал к нему, обхватил руками его колени и зарыдал.
- Петр, Петр! - Рихтер по-отцовски провел ладонью по его мягким волосам.- Ты ведь совсем не такой мальчик, как другие. Ты останешься у нас и будешь нашим сыном. Ты нам очень нужен!
Хозяйка на радостях выскочила из комнаты и тут же передала эту новость служанке:
- Представляешь, Петя останется у нас навсегда! Мы принимаем его как сына.
Приятная весть быстро облетела поместье Рихтера. Многие радовались, что у мальчика-сироты наконец-то появился родной дом.
Прошел сенокос, кончилось лето. В школе опять начались занятия. Учительница, увидев Петю, подошла к нему, а он будто того и ждал.
- Это просто чудо! - восторженно сказал он, глядя на нее сияющими глазами.
- Да, Бог сделал чудо! Теперь у тебя есть дом! - подтвердила она.- А ты все еще хочешь умереть и пойти на небо?
Петя немного подумал и сказал:
- Когда-нибудь - да. Но сейчас я нужен Рихтеру. Мне ведь надо выполнить то, что поручил Бог!
- Пусть Господь благословит тебя, Петя! Старайся всегда делать все так, как для Господа, и будешь иметь успех!

Маленький светильник

Лена еще не ходила в школу, но мама уже разрешала ей самостоятельно навещать бабушку Галю - одинокую старушку, которая жила в начале их улицы. Однажды Лена вернулась домой и спросила:
- Мама, почему бабушка Галя так радуется, когда я прихожу? Знаешь, она называет меня солнечным лучиком и говорит, что я радую ее и утешаю. Но я ведь ничего особенного ей не говорю! А когда она начинает плакать, я вообще не знаю, что сказать, и плачу вместе с ней. Мне так жалко ее...
- Утешать, Леночка, можно не только словами,- ответила мама.- Ты не горюй, когда не знаешь, что сказать. Бабушку утешает само твое присутствие. Она знает, что дети больше хотят играть на улице, чем сидеть в доме со старыми людьми. Когда ты приходишь к ней с ласковой улыбкой, ей кажется, что солнечный луч проник в ее комнату. И от этого теплее на сердце становится.
А когда ты жалеешь ее и плачешь с ней, бабушка радуется, что у тебя доброе и мягкое сердце. Это ее утешает, и она уже не чувствует себя одинокой.
- Это совсем маленькое дело, да, мама?
- Не могу сказать, что совсем маленькое,- немного подумав, ответила мама.- Это как раз то, что ты можешь делать для Господа Иисуса. Он учит нас так светить людям, чтобы они, глядя на наши добрые дела, прославляли Бога.
Я как-то читала один рассказ про свечку. Послушай, я тебе расскажу.
На берегу моря стоял огромный маяк. Каждый вечер туда приходил сторож и с горящей свечкой в руке поднимался наверх по длинной лестнице.
Однажды сторож задумался о маленькой свечке, которую нес, и представил себе, что сказала бы она, если бы могла говорить.
"Куда ты меня несешь?" - спросила бы она сторожа. "Наверх".- "А что ты хочешь там так высоко делать?" - "Зажечь маяк. Он очень нужен тем, кто находится в море. Если поднимется буря и ничего не будет видно, свет маяка покажет, где порт".- "Но я ведь такая маленькая... - могла бы сказать свечка.- Я не могу светить так ярко, чтобы увидели моряки".- "И все-таки мне без тебя не обойтись",- улыбнулся бы сторож, прикрывая свечку рукой.
Поднявшись на верх маяка, сторож огоньком маленькой свечки зажег огромный факел, пламя которого бросало яркий свет в темную даль моря. Маленькая свеча сделала свое дело. Без нее сторож действительно не мог обойтись.
Здесь, доченька, пример для нас, чтобы мы светили каждый на своем месте и не смущались, что наши дела не такие уж большие. Будем делать все, что можем, и Господь употребит нас для Своей славы.

Мэри Джонс

Как-то раз после собрания Мэри спросила:
- Мама, почему у нас нет Библии?
- Потому что она очень дорогая, дитя мое, а мы слишком бедны, чтобы купить ее. Ремесло ткача хотя и почетное, но приносит мало дохода. Конечно, очень важно, доченька, иметь Библию, но еще важнее исполнять то, что нам уже известно из нее. Если мы в этом будем верны, наш Божественный Учитель позаботится о том, чтобы мы узнали о Его воле еще больше. Будем молиться и терпеливо ждать...
- Ты так долго ждала, мама, что уже привыкла к этому, а мне трудно. Когда я слышу что-нибудь из Библии, мне так хочется узнать еще больше!
Иметь Библию и научиться читать - было заветным желанием восьмилетней девочки. Но оно казалось неисполнимым. В этой отдаленной местности не было даже школы, а родители Мэри не могли научить ее ни читать, ни писать. Отец и мать были заняты ремеслом, и многие заботы по домашнему хозяйству лежали на их дочери. В таком возрасте, когда другие дети учат уроки или играют в куклы, Мэри мыла посуду и убирала в доме, кормила кур. Управившись по хозяйству, она садилась за шитье и повторяла стихи из Библии, которые запоминала на собрании.
Два года прошли без всякой надежды на приобретение Библии. Как-то вечером отец, вернувшись из соседней деревни, куда ходил продавать холст, весело посмотрел на Мэри. Он был на ногах почти весь день, но не казался утомленным. Радость сияла в его глазах, на губах играла улыбка.
Мэри сразу же заметила приподнятое настроение отца и с любопытством спросила:
- Что случилось, папа? Ты, наверно, сообщишь нам сейчас какую-нибудь хорошую новость!
- Ах ты, моя маленькая прозорливица! - сказал отец, усаживая Мэри на колени.- Ты всегда догадываешься, что я хочу сказать!
- Это касается меня?
- Да, тебя, моя дочурка, а также нас с мамой.
- Что же это может быть?
- Сейчас расскажу. Что ты скажешь, мама, если наша дочь сделается ученой особой: научится читать, писать и считать, чего не умеют ее родители?
- Ах, папа! - воскликнула Мэри, прижимаясь к отцу.
- Да, в соседней деревне открывается школа. Надеюсь, наша Мэри не побоится ходить пешком? Думаю, ты будешь довольна, или я ошибся?
- Довольна ли я, папа? Очень довольна! Наконец-то я научусь читать Библию! Но сможет ли мама обойтись без меня?
- Обойдусь, дорогая, обойдусь. Конечно, мне будет трудно без тебя, но ради этого, доченька, я возьму на себя еще больше работы!
- Моя милая, добрая мамочка! - Мэри подскочила к матери и обняла ее.- И все же я не хочу, чтобы ты переутомлялась. Я буду вставать раньше на час и помогать тебе перед школой!
Мэри ликовала. Ее сердце, казалось, выскочит от радости.
Через три недели состоялось открытие школы. Мэри была прилежной ученицей и быстро научилась читать и писать. Вскоре открылась и воскресная школа, в которую Мэри пошла с первого же дня.
Однажды после вечернего собрания Мэри подошла к хозяйке соседней фермы, хорошей знакомой семьи Джонс, и спросила:
- Госпожа Ивенс, помните, два года назад вы приглашали меня к себе почитать вашу Библию?
- Помню, а разве ты уже умеешь читать?
- Да. Я даже хожу в воскресную школу! Позвольте мне приходить к вам раз в неделю!
- Приходи, милая, приходи когда захочешь. В следующую субботу Мэри с радостью пустилась в путь. И хотя нужно было идти почти час, дорога показалась ей короткой.
Встретили Мэри приветливо.
- Обогрейся сначала, а потом пойдешь в гостиную читать,- добродушно сказала госпожа Ивенс.
Мэри посидела несколько минут около камина, а потом ее провели в гостиную. Там на столе лежала раскрытая Библия.
Первый раз в жизни Мэри оказалась наедине со священной книгой. Затаив дыхание, она стала читать пятую главу Евангелия Иоанна. Дочитав до тридцать девятого стиха: "Исследуйте Писания, ибо вы думаете через них иметь жизнь вечную; а они свидетельствуют о Мне", Мэри прошептала:
- Я буду искать и исследовать, как только смогу. Ах, если бы у меня была собственная Библия! Во что бы то ни стало мне нужно купить ее, даже если придется десять лет собирать по копеечке!
Настало Рождество, а с ним и каникулы. Мэри сожалела, что целых две недели у нее не будет возможности читать Библию. Не оставляя своей работы по хозяйству, она стала помогать соседям, чтобы таким образом заработать хоть немного денег. У одних она присматривала за ребенком, пока мать стирала, у других - штопала поношенную одежду. Каждую копейку Мэри бросала в копилку, сделанную отцом, и каждый раз с замирающим сердцем считала, сколько еще нужно денег, чтобы купить Библию.
Госпожа Ивенс, узнав о желании Мэри, решила помочь ей и подарила петуха и двух курочек.
- Когда весной твои куры начнут нестись, ты сможешь продавать яйца,- сказала она,- и таким образом быстрее соберешь деньги.
Однако первая серебряная монета попала в копилку намного раньше, чем куры начали нестись. Случилось это так.
Возвращаясь вечером из соседней деревни, Мэри наступила вдруг на что-то твердое. Нагнувшись, она увидела большой кожаный кошелек. Пока она размышляла, кому могло принадлежать это сокровище, к ней приблизился мужчина. Он шел с низко опущенной головой, что-то высматривая в темноте. Это был родственник госпожи Ивенс, фермер Грезос.
- Здравствуй, Мэри,- сказал он рассеянно.- Шел вот с рынка и потерял кошелек...
Мэри тут же протянула ему находку:
- Вот ваш кошелек, я нашла его!
- О, спасибо тебе, Мэри! Спасибо!
- Не за что,- улыбнулась Мэри и хотела идти дальше, но господин Грезос взял ее за руку:
- Подожди, я должен дать тебе хоть маленькую награду!
Он протянул Мэри серебряную монету.
Счастливая Мэри побежала домой и бросила монету в копилку, где ей предстояло долгие годы лежать рядом с медяками.
Кончились рождественские каникулы, и Мэри снова пошла в школу, снова стала ходить на ферму читать Библию. Время шло, а в копилке деньги не прибавлялись.
Однажды вечером Яков Джонс и его жена с нетерпением ждали Мэри. Часы пробили восемь. Никогда она еще не возвращалась так поздно.
- На улице уже темно,- нарушила мать долгое молчание.- Хотя бы не случилось чего...
- Не бойся, дорогая, наша дочь изучает Писание и всемогущий Бог сохранит ее в пути.
В ту же минуту послышались легкие шаги Мэри. Она впорхнула в дом с сияющими глазами и ярким румянцем на щеках.
- Ну, дитя мое, чему ты сегодня научилась? - спросил отец.- Все ли ты выучила, что вам задали?
- Да, папа. Поэтому я и задержалась так долго.
- Мы беспокоились о тебе,- заметила мать.
- Бог хранит меня, мама! Я не могла оторваться от Библии! Чем больше читаю, тем больше хочу знать. Нет, я не успокоюсь, пока не куплю себе эту книгу! Сегодня я принесла с собой небольшую часть Библии.
- Как? - испугалась мать.- Неужели ты могла порвать святую книгу?
- Нет. Я говорю о том, что принесла в своей голове и в сердце.
- Что же ты выучила?
- Седьмую главу из Евангелия Матфея. В школе нам задали двенадцать стихов, но глава такая хорошая, что я не остановилась, пока не выучила до конца. Хотите, я расскажу вам ее?
Отец остановил станок, мать взяла вязание, и Мэри стала рассказывать. Без единой запинки рассказала она всю главу до конца.
Когда Мэри пошла спать, Яков сказал жене:
- Ты заметила, как блестели ее глаза, когда она говорила: "Просите, и дано будет вам"? У Мэри большая вера. Я уверен, что она молится о приобретении Библии намного больше, чем мы предполагаем. И ее молитва будет услышана.
Прошло шесть лет с тех пор, как Мэри положила в копилку первую копейку. Шесть лет настойчивого труда, шесть лет усердных молитв и терпеливого ожидания.
Мэри повзрослела, но ее мечта о Библии не стала тусклее. Как-то раз в субботу вечером, возвратившись с фермы, она вошла в дом, едва сдерживая себя от радости.
- Мама, папа, посмотрите! Госпожа Ивенс заплатила мне за работу гораздо больше, чем я ожидала! Теперь у меня достаточно денег, чтобы купить Библию! О, мне просто не верится!
Яков Джонс отложил работу и воскликнул:
- Слава Богу!
- Но скажи, папа, где можно купить Библию?
- Право, не знаю, Мэри. Но я думаю, что наш пастор может помочь тебе в этом деле.
На другой день Мэри пошла к пастору. Тот сказал ей, что Библию на их родном валлийском наречии нигде нельзя найти, кроме как в Бале, у пастора Чарлза. Его имя было знакомо многим. Пастор пользовался заслуженным авторитетом проповедника.
Это известие было не самым утешительным, но Мэри все-таки не оставляла надежды. Она решила пойти в Балу и узнать, нет ли у пастора Чарлза Библии для нее. Идти надо было девять миль по незнакомой дороге, да и пастора Чарлза она никогда не видела. Но никакие препятствия не могли помешать Мэри исполнить свои намерения.
Родители сначала не хотели отпускать дочь одну в такой далекий путь, но потом все же уступили ее просьбе.
Это было весной 1800 года. День обещал быть прекрасным. Мэри встала рано. Она положила в свой дорожный мешок единственную пару башмаков. Надеть их и идти пешком девять миль Мэри не решалась, потому что у нее не было больше обуви. Она думала обуться при входе в город.
Отец с матерью тоже встали рано, чтобы позавтракать вместе с Мэри и проводить ее, поручив Божьему попечению.
Подкрепленная и ободренная молитвой родителей, Мэри попрощалась и вышла из дома с первыми лучами солнца. Шла она быстро. Ее босые ноги едва касались земли, голова была высоко поднята, а сердце ликовало от сознания, что ее мечта вот-вот сбудется. Мэри казалось, что все вокруг радуется ее путешествию и благословляет ее желание.
В полдень Мэри остановилась, чтобы подкрепиться едой, и, отдохнув немного, опять пустилась в путь. Дорога была пыльная, солнце пекло беспощадно, но Мэри шла, не обращая внимания на усталость и боль в исколотых мелкими камешками ногах.
В Бале Мэри разыскала дом методистского проповедника Давида Эдвардса. Он радушно принял ее и спросил о цели такого длинного путешествия.
- Пастор Чарлз обычно рано ложится спать, поэтому мы сейчас к нему не пойдем,- сказал Эдвардс, выслушав Мэри, но, увидев разочарование на ее лице, добавил:
- Завтра пойдем к нему чуть свет. Он встает рано. Не беспокойся, мы застанем его дома. А сейчас тебе надо отдохнуть после трудной дороги.
Это предложение Мэри приняла с радостью. После скромного ужина ее отвели в комнату, где она могла переночевать.
Прочитав наизусть одну главу из Библии, Мэри помолилась и тут же погрузилась в сладкий сон. Она верила, что Бог, Который вел ее до сих пор и хранил, исполнит горячее желание ее сердца.
Мэри разбудили с первыми лучами солнца.
Наконец-то наступил желанный час! Мэри повторила 22 Псалом из Библии и действительно почувствовала себя под защитой великого Пастыря, преисполненного к ней нежной Божественной любовью.
Когда они подходили к дому пастора, проповедник Эдвардс сказал:
- Наш пастор уже за работой. У него в комнате горит свет.
Мэри дрожала от волнения, когда Давид Эдвардс постучал в дверь. Ответа не последовало, но послышались шаги, и дверь отворилась. Перед ними стоял пастор Чарлз.
- Доброе утро, мой друг! Что привело вас сюда в такой ранний час? Войдите, войдите,- приятным голосом пригласил он.
Старый пастор и проповедник обменялись несколькими словами и пригласили Мэри.
- Ну, дитя мое, расскажи мне, что привело тебя сюда? Не бойся. Где ты живешь?
Мэри сначала робко, а потом все смелее стала отвечать на вопросы Чарлза. Она рассказала о своих родителях, о том, как долгие годы собирала деньги на Библию и о большом желании приобрести ее.
Пастор Чарлз задал ей несколько вопросов, желая узнать, как она понимает Священное Писание, и был поражен ясностью ее ответов. Видно было, что она любила и изучала Библию.
Мэри поведала, как госпожа Ивенс разрешила ей пользоваться Библией и она могла выучить наизусть многие отрывки Писания. Чем больше рассказывала Мэри, тем лучше понимал пастор, сколько мужества, терпения и усердия нужно было ей для того, чтобы так долго ожидать и надеяться на возможность получить благословенное сокровище.
Лицо Чарлза становилось все серьезнее. Обращаясь к Эдвардсу, он грустно сказал:
- Мне очень жаль, что эта девушка преодолела такое большое расстояние, а я не в состоянии дать ей желанную книгу. Библии на языке валлийцев, которые я получил в прошлом году из Лондона, давно проданы, а те несколько штук, что остались, я уже пообещал отдать.
Я совершенно не понимаю, почему Библейское общество, которое присылало нам Библии для Валлиса, отказывается их печатать! Не знаю, что мы будем делать в будущем...
Широко открытыми глазами Мэри наблюдала за пастором и проповедником Эдвардсом. Хотя она не понимала их наречия, но по грустному выражению Чарлза вдруг догадалась, о чем он говорит.
Она опустилась на стул, закрыла лицо руками и зарыдала:
- Неужели я не получу Библию?
Перед глазами разочарованной Мэри поплыли яркие картины прошлых лет. Как старалась она приблизить этот день, чтобы наконец прижать к себе драгоценную Библию! Неужели все оказалось напрасным и ненужным?!
Слезы Мэри были для пастора Чарлза настоящей проповедью. Наконец он поднялся, положил свою руку на склоненную голову Мэри и с волнением в голосе сказал:
- Я вижу, дитя мое, что ты должна иметь Библию, как бы ни было трудно достать ее. Твоей просьбе невозможно отказать!
У пастора на глазах тоже появились слезы. Он открыл шкаф и достал оттуда новую Библию.
Вновь положив руку на голову девушки, он сказал:
- Ты счастлива, получая эту драгоценность, а я не менее счастлив оттого, что могу вручить ее тебе. Читай ее часто, размышляй о прочитанном и претворяй в жизнь евангельское учение!
Мэри снова заплакала, но уже от радости и нахлынувшего счастья. А пастор сказал проповеднику Эдвардсу:
- Разве это не растрогает самое жестокое сердце? Эта девушка пришла пешком в Балу, чтобы получить Библию! Нет, я не успокоюсь, пока не найду средства для удовлетворения нужд моей страны, которая жаждет Слова Божьего.
Через полчаса Мэри отправилась домой. Небо было пасмурно, но она не замечала этого, в ее сердце было светло и солнечно.
Яков Джонс и его жена с нетерпением ожидали дочь. Как она дошла? Купила ли Библию? Эти вопросы неотступно занимали их мысли.
Поздно вечером на пороге появилась усталая Мэри.
- Все ли благополучно, доченька? - в один голос спросили родители.
- Все хорошо! Слава Богу! У нас теперь есть Библия! - воскликнула счастливая Мэри.- Какое это чудо! Слава Богу! - повторила она.
С каждым днем Библия становилась для Мэри все драгоценней. Она не только старалась ее изучать, но и жила по написанному. Святые истины проникали глубоко в ее сердце. Семя Слова Божьего, упавшее на добрую почву, приносило обильный плод.
Пастор Чарлз был сильно тронут поступком Мэри. Ее желание приобрести Библию взволновало его до глубины души. С тех пор он был занят мыслью, как снабдить Валлис Библиями.
Зимой 1802 года пастор Чарлз был на Лондонском совещании членов Общества по распространению Священного Писания. Он горячо говорил о нуждах Валлиса, жаловался на недостаток Библий, а в заключение рассказал о Мэри Джонс. Слушатели были глубоко тронуты, а один из участников совещания, Иосиф Гуг, воскликнул:
- Несомненно, господин Чарлз, Общество по распространению Священного Писания очень необходимо и должно быть основано! Но если основывать его для Валлиса, то почему не сделать это для всего мира?
Эта прекрасная мысль нашла отклик во многих сердцах, и, после двухлетнего усердного приготовления, в 1804 году было основано Британское и Иностранное Библейское общество.
Благодаря его существованию, при Господнем содействии, Библия проникла почти во все страны мира.
Будет ли преувеличением сказать, что за наши Библии мы немного обязаны девочке из Валлиса - Мэри Джонс?

Орлиное гнездо

Вилли, хочешь, я открою тебе один секрет? Только об этом никто не должен знать! - сказал Роберт своему школьному товарищу, встретившись с ним на улице.
- Что за секрет?
- Я выследил орлиное гнездо!
- Правда?!
- Пойдем, я расскажу, как обнаружил его! - Роберт потянул Вилли в сторону.- Ты же слышал, что позавчера фермер застрелил орла и пообещал двадцать марок тому, кто разорит гнездо? Орлы унесли у него несколько ягнят. И вот вчера я не пошел в школу и выследил!
- А что на это сказала твоя мама?
- Ничего! - равнодушно махнул рукой Роберт.- Зато вчера вечером я увидел, как орлица полетела вон туда,- показал он на выступ скалы.- Там должно быть гнездо.
- Я ничего не вижу, кроме зеленого кустика,- напряженно всматривался Вилли в скалу.
- Вот там как раз и есть гнездо, потому что орлица села туда, а утром я видел, как она оттуда вылетела. Как ты думаешь, мы сможем взобраться на скалу и разорить гнездо, пока ее нет?
- Можно попробовать.
- Конечно, это трудно. Орлы очень зоркие, к тому же они строят гнезда в недоступных местах.
- Подожди немного. Я быстро сбегаю в магазин, меня мама послала. А потом, если она разрешит, мы с тобой заберемся на скалу!
- Нет, надо прямо сейчас! Свои дела ты потом сделаешь, когда разорим гнездо.
- Я так не могу. Мама просила меня не задерживаться.
- Эх ты, маменькин сыночек! Таких, как ты, я еще не встречал! - презрительно бросил Роберт.- Неужели ты всегда сразу же выполняешь все ее поручения? Моя мать, например, строго-настрого запретила залазить на скалу, но от этого мне еще больше хочется забраться туда.
- Если бы мама запретила мне, я бы никогда не пошел...
- Тогда ты простак и трус! - отвернулся Роберт. Вилли покраснел от этих оскорбительных слов, но все же решительно сказал:
- В Библии написано, что дети должны слушаться своих родителей.- И, не задерживаясь больше, пошел в магазин.
- Это меня вовсе не волнует,- пробормотал Роберт.- Конечно, жаль, что Вилли не захотел помочь, одному будет труднее... Ну и пусть слушается свою мать, я из-за этого не собираюсь терять время! Очень нужно! Вилли только и думает, что ему можно делать, а чего нельзя. Он - настоящий невольник у своей матери. С моей мамой намного проще!
Мысли об орлином гнезде не давали Роберту покоя. Он посмотрел вслед уходящего Вилли и, свернув в переулок, направился к горной тропинке. Сильный и ловкий, Роберт начал взбираться на скалу, цепляясь за камни, выбирая для опоры трещины. Он поворачивал то направо, то налево и не заметил, как потерял из виду свой ориентир - маленький куст.
"Если бы Вилли не ушел, он бы снизу подсказал мне, где куст,- подумал Роберт, останавливаясь.- Где же гнездо? Как подняться на нужный выступ?"
Роберт поднатужился и встал на камень.
"Кто не рискует, тот не выигрывает!" - подбодрил он себя и стал карабкаться выше. Но вдруг он почувствовал, что камень под ним зашатался. Роберт замер. Здесь не было ни одной трещины, ни одной щели, куда можно было бы поставить ногу... К сильной усталости примешалось чувство страха.
"Все, дальше я не смогу! - понял Роберт и снова посмотрел вниз.- Как высоко я забрался! Как же теперь спуститься?"
От напряжения дрожали колени, и Роберт едва держался на ногах. Он понимал, что его жизнь в опасности, и уже был рад отказаться от своей затеи, но как теперь спуститься вниз? Роберт не решался пошевельнуться, не решался переменить положения ноги, не решался крикнуть о помощи. Ему казалось, что крик только ускорит падение.
Наконец Роберт не выдержал и отчаянно закричал:
- Помоги-и-и-те! Помоги-и-и-те!
Он снова и снова звал на помощь, но, кроме раскатистого эха, никто не отзывался.
И тут Роберт вспомнил о Боге, о Котором до сих пор очень редко думал. Он ясно понял, что может сорваться и погибнуть. Но как он встретится с Богом?
"Дети, будьте послушны своим родителям",- прозвучали в его душе знакомые слова. Роберт понимал, что заслуживает наказания за то, что никогда не исполнял этой заповеди, да еще и гордился этим. Только теперь он осознал свой грех. Ему стало горько от мысли, что он так безумно пренебрегал любовью матери. Сейчас Роберт готов был отдать все, чтобы попросить у нее прощения... Но как это сделать?
Неожиданно снизу послышался голос Вилли:
- Роберт! Роберт!
- Вилли! - что было силы закричал Роберт.- Помоги мне! Я боюсь сдвинуться с места!
- Держись, Роберт! - крикнул в ответ Вилли.- Я сейчас позову кого-нибудь!
Потянулись длинные-длинные минуты. Они казались Роберту вечностью. От напряженной тишины звенело в ушах. Он с нетерпением ждал Вилли и боялся, что никто не поможет ему на такой высоте.
Наконец снова послышался голос Вилли, только уже откуда-то сверху:
- Роберт! Роберт! Где ты? Роберт откликнулся.
- Мы спустим тебе веревку, обвяжись ею!
- Скорее, я еле держусь! - жалобно попросил Роберт.
Вскоре веревка скользнула по выступу, но ухватиться за нее Роберт не мог.
- Я не достаю! - в отчаянии закричал он. Веревка исчезла. Наступило тягостное ожидание. Вдруг какая-то тень скользнула по скале, и в считанные секунды над головой Роберта появился Вилли, перевязанный веревкой.
- Держись крепко, Роберт! - крикнул он и опустил к нему толстую веревку.
Дрожащими руками Роберт обвязался ею, и мальчиков осторожно потянули наверх.
- Гнездо, Роберт, гнездо! - радостно вскрикнул Вилли, когда их подняли над кустом. Мужчины перестали тянуть канат.
- Смотри, какие пушистые орлята! - Вилли посмотрел на Роберта, но тот почему-то молчал.
Руки у Вилли были свободны, и он без труда взял гнездо с орлятами.
- Поднимайте! - крикнул Вилли.
Канат медленно пополз вверх.
Когда мальчиков подняли, Вилли, увидев смертельно бледного Роберта, испугался. Он лежал на земле, как мертвый.
- Это пройдет,- успокоил его один из мужчин.- Сейчас он придет в себя, а если нет, мы отнесем его домой, к матери.
- Домой, к матери... - повторил Роберт, глядя на окружающих мутным взглядом.
Прошло еще несколько минут, и Роберт на самом деле поднялся и вместе с Вилли медленно пошел домой.
Навстречу им вышла встревоженная мать:
- Ах, Роберт, ты все-таки полез на утес! Сколько раз я просила тебя не делать этого!
На бледных щеках Роберта выступил яркий румянец, когда он попросил:
- Прости меня, мама!
Первый раз услышав такое от сына, мать долго молчала.
- Простить?! - сквозь слезы наконец спросила она.- Прощаю. Слава Богу, что ты жив!
- Это Вилли помог мне... Вилли смущенно улыбнулся:
- Я рад, что ты получишь деньги за гнездо!
- Нет! Деньги получишь ты!
- Я не имею на них права,- возразил Вилли.- Гнездо нашел ты, и награда принадлежит тебе.
- Я не возьму ни одного пфеннига,- заявил Роберт.- Вознаграждение заслужил ты!
- Тогда мы поделимся,- улыбнулся Вилли.

Двоюродная сестра

На качелях, под тенью большой раскидистой яблони, лениво покачивалась грустная девочка. Теплый ветер легонько шевелил ее светлые волосы. Опустив голову, она задумчиво смотрела себе под ноги. Ее волновало предстоящее событие. Ни за что и никому не призналась бы она, что совсем не рада приезду двоюродной сестры. Вообще, кто она такая? Почему именно ее зовут Эллой - тем именем, которое больше всего ей нравится?
И вот эта Элла едет к ним в лесничество откуда-то из-за границы и будет жить вместе с ними в их красивом доме. Скорее всего Отто с Францем сразу подружатся с ней. Но нет, она не потерпит, чтобы чужую девочку братья любили так же, как ее, свою единственную сестру! Она ни за что не потерпит этого!
- Магда, Магдалина! - донеслось откуда-то из сада. Девочка нехотя остановила качели и не торопясь направилась в малинник.
- Скоро уже папа с Эллой приедут,- сказала мама.- Помоги мне побыстрее собрать ягоды! Магда лениво начала обрывать малину.
- Папа через лес будет идти? - спросила она.
- Да, он говорил, что от станции пойдет пешком. Он хотел показать Элле наш лес. Думаю, ей понравится здесь...
Магда неодобрительно хмыкнула. Приезд сестры сломал все ее планы, и ей казалось, что каникулы полностью будут испорчены. Одна поездка уже сорвалась. Еще вчера Магда с Отто должны были уехать в город к дальним родственникам. Но мама сказала, что хорошо было бы встретить Эллу всей семьей. Интересно, в каком классе она будет учиться? Только бы не в шестом, ведь тогда им придется ходить в один класс!
Магда помнила, как еще весной они получили печальное письмо от папиного брата. Дядя с горечью сообщал о внезапной смерти своей жены, матери Эллы, и очень просил принять на время его единственную дочь.
"Только бы не насовсем..." - недовольно нахмурила брови Магда и тут же услышала радостный возглас братьев:
- Идут! Идут!
Отто и Франца распирало любопытство. Им казалось, что из Суматры должна явиться чудо-девочка.
- Наконец-то приехала! Слава Богу! - обрадовалась мать Магды, выходя навстречу племяннице.
Она обняла девочку, крепко поцеловала и повела в дом. Мальчики, подмигнув друг другу, пошли за родителями. Магда тоже поплелась следом. Все собрались в зале. Элла, в смущении опустив глаза, стояла рядом с отцом Магды, лесничим Фриманом. Сейчас для нее это был самый близкий человек.
- Теперь, Элла, наш дом - это и твой дом,- доброжелательно сказал Фриман.- Отто с Францем - твои братья, а Магда - сестра.
- Мы очень рады, что ты приехала к нам,- добавила мама и еще раз поцеловала девочку.
Элла покраснела и чуть не расплакалась, чувствуя тепло и радушие. Магда, заметив на глазах матери слезы, с трудом подавила в себе ревность.
- Сейчас мы помолимся, поблагодарим Бога за благополучие в пути,- сказал отец.- Нам хочется, Элла, чтобы Господь благословил тебя у нас.
 
- Потом я покажу тебе комнату, где ты будешь жить,- сказала мама.- Мы решили, что вам с Магдой хорошо будет вместе.
После молитвы, как только родители и Элла вышли, Отто признался:
- Мне Элла понравилась. Она симпатичная...
- Коричневая, как кофе, а разговаривает, как... заморская принцесса,- сострила Магда. Мальчики рассмеялись.
- Она на самом деле коричневая, к тому же ужасно худая! - подхватил Франц и тут же добродушно добавил: - Ничего, наша мама откормит ее!
Магда знала, что мама вот-вот позовет ее, поэтому, хитро прищурив глаза, шепнула брату:
- Бежим на речку? Отто почесал затылок.
- Магдалина,- вошла в комнату мама,- пойди наверх и помоги Элле распаковать вещи. Познакомься с ней поближе, расскажи и покажи, где что находится в доме и на улице.
- Из-за нее теперь и не искупаешься... Так и лето пройдет,- проворчала Магда, поднимаясь по лестнице.
Еще на прошлой неделе в комнате Магды сделали перестановку. Для Эллы у окна поставили кровать, над которой в скромной рамке повесили стих из Библии:
"Не бойся, ибо Я - с тобою; не смущайся, ибо Я - Бог твой".
Когда Магда вошла в комнату, Элла, едва заметно шевеля губами, читала текст. Потом она подошла к окну и, грустно глядя поверх деревьев, чуть слышно вздохнула.
Магда на мгновение представила себя на месте Эллы, и ей стало жалко сестру, захотелось подойти, обнять, сказать, что она рада ее приезду и хочет дружить с ней. Но задетое самолюбие не уступило, и, капризно поджав губы, Магда заглушила этот тихий призыв совести. Резко шагнув к открытому чемодану, она наклонилась над ним и стала небрежно выкладывать вещи на свою кровать.
Элла хотела помочь ей, но, увидев на стене еще один текст, тихо спросила:
- Это твой любимый стих?
Магда смерила сестру недружелюбным взглядом и подняла глаза на хорошо знакомый текст: "Любите друг друга, как Я возлюбил вас". Она уже давно старалась не замечать этих слов.
"Я не обязана ее любить!" - недовольно подумала Магда и, не ответив на вопрос, снова принялась доставать вещи.
Элла бросила робкий взгляд на сестру и отступила в сторону. Как ей захотелось домой, к папе!
- Элла,- ласково позвала мама снизу,- иди пообедай, я уже накрыла на стол!
- Мы еще не разобрали вещи, - робко отозвалась Элла.
- Оставь, пожалуйста! Тут не так уж много барахла. Я и сама справлюсь,- буркнула Магда, вытряхивая из чемодана последние вещи.
Элла ушла.

* * *

Летние каникулы всегда доставляли детям лесничего много радости, и они ждали их с нетерпением. Но у Магды в этом году радости было мало. Она сердито убеждала братьев, что ее предположения подтвердились и теперь все неприятности и неудачи у них случаются только из-за Эллы. А когда она узнала, что Отто с Францем решили взять сестру на рыбалку, то стала сильно возмущаться:
- Зачем она там нужна?! Пусть дома сидит! Если она пойдет с вами - я не пойду!
- Элла еще не была на нашей речке,- возразил Франц.
- Да-да, пусть посмотрит, как мы будем ловить рыбу,- поддержал Отто.- У них там, на Суматре, наверное, нет такой речки!
Магда, обиженно сдвинув брови, попыталась разубедить братьев, но они настояли на своем, и на рассвете следующего дня втроем отправились на тихую лесную речушку.
Вскоре Магда поняла, что Отто по-настоящему подружился с Эллой. У них было много общих занятий. Отто с восторгом рассказывал ей о своих наблюдениях за птицами и растениями. Элла охотно помогала ему во всем: и вести дневник, и сушить цветы и травы для гербария. Магда втайне завидовала Элле, хотя всегда считала увлечение брата ненужным делом и отказывалась помогать ему.
Однажды, убирая на кухне, Магда торопливо домывала пол. Ей хотелось как можно быстрее закончить эту скучную работу и убежать к братьям на речку. Едва закончила она мыть, как услышала звон упавшей металлической крышки.
- Магдалина! - окликнула ее мама, открыв дверцу шкафа, где в беспорядке громоздились кастрюли, миски, сковороды.- Как тебе кажется, это хорошо?
Магда недовольно хмыкнула.
- Ты замечала, как Элла аккуратно ставит все на место?
- Эта Элла слишком умная! - раздраженно бросила Магда, выжимая тряпку.
- Как ты думаешь, ей нравится у нас? - спросила мама так, словно не расслышала ее слов. Магда пожала плечами.
- Доченька, ты когда-нибудь представляла себя на ее месте? - Мама с такой грустью посмотрела на Магду, что ей стало не по себе.- А если бы тебе пришлось жить там, где чувствуешь себя лишней, ненужной? Мы считаем себя христианами и говорим, что Иисус живет в нас. Но может ли Элла сказать, что Бог с нами, видя, как мы относимся к ней? Если мы только выдаем себя за детей Божьих, если не поступаем как написано в Библии,- мы, во-первых, жестоко обманываем себя, а во-вторых, соблазняем тех, кто живет рядом с нами и видит наши дела.
Магда слушала с напряжением. Этот разговор был неприятен ей.
- Я нередко вспоминаю случай из жизни двух учеников Иоанна Крестителя. Когда они впервые увидели Иисуса и услышали, что это Агнец Божий, то сразу же пошли за Ним, чтобы узнать, где Он живет. Иисус позволил им пойти и посмотреть. Они гостили у Него целый день и поверили, что Он - Мессия, Христос, и потом уже не захотели расставаться с Ним до конца жизни.
Магда стояла не поднимая глаз.
А мама продолжала:
- Элла прожила у нас не один день, и, как тебе кажется, она увидела в нашем доме любовь Божью? Хочется ли ей поступать так, как мы поступаем?
Магда вспыхнула. Ей казалось, что никто не замечает ее неприязни к Элле. Где-то в глубине сердца она понимала, что Элла намного лучше ее. Магда готова была признаться, попросить прощения, но эгоизм и упрямство настолько овладели ею, что она не в состоянии была сделать это. Ничего не ответив матери, Магда выскочила на улицу.
Лето подошло к концу. Начались занятия в школе. Франц, как старшеклассник, уехал учиться в город и приезжал домой только раз в месяц. Магда, Отто и Элла пошли в деревенскую школу.
Магда не скрывала своей радости, когда узнала, что Эллу определили в пятый класс, хотя она была на полгода старше. Из-за болезни и смерти матери Элла отстала в учебе.
На первой же перемене девочки обступили Магду и стали расспрашивать о новенькой.
- В ней есть что-то особенное,- подметил кто-то.- Сразу видно - иностранка!
- Ничего особенного я в ней не заметила. Такая же, как и все... - возразила Магда.
На следующий день после урока географии девочки попросили Магду показать на карте остров, где жила Элла.
Магда важно подошла к доске и повела указкой по карте через Тихий океан к островам Австралии. Приближаясь к Суматре, она задержала кончик указки рядом, на острове Борнео. Тут же послышался взрыв хохота, и девочки дружно запели распространенную шуточную песню: "Родилась я на Борнео и учиться не могу..."
- Не-е-т! - воскликнула Магда и, довольная своей выдумкой, перевела указку: - Вот здесь!
Но ее уже никто не слушал. Девочки, весело смеясь и напевая насмешливую песенку, выбежали во двор.
- Так где же все-таки жила Элла? - задумчиво спросила Магду соседка по парте.- Я так и не поняла, что ты хотела показать.
- Не поняла, не поняла! - передразнила Магда.- На Суматре! Куда ты смотрела?!
На перемене, как обычно, девочки играли в разные игры. Элла застенчиво стояла в стороне и с интересом наблюдала за ними. Она уже осмелилась было присоединиться к ним, как вдруг...
- Родилась я на Борнео! - пропищал кто-то из девочек.
Все дружно рассмеялись и посмотрели на Эллу. Она покраснела и отошла в сторону.
Магде вдруг стало неловко за такую насмешку, но заступиться за сестру она не захотела.
Теперь, как только Элла появлялась в школьном дворе, девочки, как будто сговорившись, начинали петь шуточную песню. Элла поняла, что это относится именно к ней.
- Но я ведь родилась на Суматре! - набравшись смелости, робко возразила она однажды.
- Подумаешь! Все равно эти острова рядом! - не сдавались девочки.
Элла больше не пыталась защищаться.
Однако девочки из пятого класса, где училась Элла, полюбили ее и заступались, хотя им тоже приходилось терпеть насмешки от одноклассниц Магды.
Элла старалась не появляться во дворе. Почти на всех переменах она оставалась в классе, где чувствовала себя в полной безопасности.
Наступил октябрь. В воздухе плавно летала липкая паутина и, цепляясь за деревья, повисала на ветках прозрачными нитями. В саду, наполненном сладким ароматом спелых яблок и груш, то тут, то там мелькало яркое платье Эллы - она собирала опавшие фрукты и складывала их в корзину.
Элла любила помогать тете. И вообще, ей нравилось здесь все: и лес, и дом, и сад. Она полюбила тетю с дядей и Отто с Францем. И одно только не понимала - из-за чего Магда сердится на нее и не любит ее. Эти мысли не давали ей покоя.
Вечером Элла обычно долго не могла уснуть, и ее взгляд останавливался на тексте, который висел над кроватью Магды: "Любите друг друга, как Я возлюбил вас". И она, закрыв глаза, искренне шептала:
- Дорогой Иисус, помоги мне любить Магду и не обижаться на нее! И еще помоги мне любить девочек, которые меня обзывают...
Однажды Элла была в саду одна. Отто ушел с одноклассниками на экскурсию, Магда помогала матери на кухне. Набрав полную корзину яблок, Элла понесла их в дом. Как только она вошла в кухню, следом влетел Отто и, не задерживаясь, направился в комнату к отцу.
- Как это все же бессовестно! - послышался его возмущенный голос.- Она же вовсе не из Борнео! Кто распустил такой негодный слух?!
Элла, услышав это, замерла. Магда покраснела.
- Это несправедливо! - не переставал возмущаться Отто.- Все кому не лень поют эту песню!
- Кто может понять, о чем ты говоришь, Отто? - посмотрел на него отец.- Расскажи, пожалуйста, нормально, что случилось?
Отто сбивчиво и возбужденно стал рассказывать, что некоторые мальчики смеялись над ним и дразнили шуточной песней про Борнео. А потом его товарищи рассказали, что это песня про его сестру, что над ней смеются все девочки из шестого класса.
Отто замолчал и, красный от негодования, выжидающе посмотрел на отца.
Тем временем мама, ничего не подозревая, подала Элле конверт и попросила:
- Отнеси, пожалуйста, это письмо дяде, а то я совсем забыла про него!
Мама не слышала, о чем говорил Отто. С трудом поборов волнение, Элла передала дяде письмо и тут же вернулась к тете.
- Я рад за тебя, Элла! - через несколько минут зашел отец в кухню.- Директор школы пишет, что на следующей неделе тебя хотят перевести в шестой класс! Оказывается, ты уже наверстала упущенное, молодец!
Элла опустила голову.
- Разве тебе от этого не радостно? - спросил отец и заглянул ей в глаза. Элла покачала головой.
- Нет, оставьте меня лучше в пятом классе! У нас такие хорошие девочки!.. - жалобно попросила она, и на ее глазах заблестели слезы.
- У Магды в классе тоже хорошие девочки,- заметил отец.- И кроме того, вы с Магдой будете вместе. А вместе намного легче учиться...
Словно о чем-то догадываясь, он вдруг настороженно замолчал. Его брови сосредоточенно сошлись на переносице.
- Девочки из шестого класса дразнят тебя, поэтому ты не хочешь переходить к ним?
- Нет, это не так страшно! - покраснела Элла.
- Я тоже так думаю. Им это скоро надоест. А Магда всегда будет рядом. Думаю, она остановит тех, кто выдумал эту бессмыслицу.
"Сейчас она все расскажет! - испугалась Магда.- Ведь она давно поняла, что это я во всем виновата". От волнения у нее пересохло во рту.
- Конечно, дядя, Магда всегда будет рядом,- тихо подтвердила Элла.
Магда почувствовала, как загорелось ее лицо. Не в силах скрыть волнение, она выскочила из комнаты и побежала в лес. Она хорошо знала, для чего задержала указку на Борнео!
"И зачем только я так поступила? Зачем так жестоко унижала беззащитную сестру? А она никому не жаловалась и ни разу даже плохого слова мне не сказала!.." Уткнувшись лицом в колени, Магда сидела под большим деревом и безутешно плакала, горько сожалея о своем злом поступке.
"Любите друг друга, как Я возлюбил вас",- пришел ей на память давно знакомый текст. О нет, она не исполнила эту заповедь Спасителя!
Магда поняла, что в ее черством, безжалостном сердце нет ни капельки любви. А она ведь считала себя христианкой, каждый вечер молилась и просила прощения у Бога, а днем холодно умножала свои грехи. Магда поняла, что неприязнь к сестре нельзя искупить молчанием.
Опустились сумерки. Магде не становилось легче. В сердце настойчиво звучало знакомое увещание: "Признавайтесь друг перед другом в проступках..." Признаться? Как это стыдно! Тяжело! Нет, это просто невозможно!..
На ужин Магда не пришла.
Стемнело. В доме лесничего царило тревожное молчание. Отец, сидя за столом, сосредоточенно о чем-то думал. Отто молча доедал кашу. Элла задумчиво жевала бутерброд. Ей казалось, что во всем неустройстве в доме виновата только она. Не будь ее - все было бы хорошо. Самую большую тревогу вселяло то, что через два дня ей нужно идти в класс, где все обзывают ее...
Закончился ужин, а Магды все не было.
- Отто, пойди поищи ее,- с беспокойством в голосе попросила мама.
Отто тоже переживал за сестру и был рад, что его отправили на поиски. Выскочив из комнаты, он кинулся в сад и проверил все любимые места Магды. Но ее нигде не было.
Семья уже собралась на вечернюю молитву, когда дверь бесшумно отворилась и в прихожую вошла Магда. Она прислушалась к пению в гостиной и на цыпочках подошла к двери. Магда знала, что сейчас папа прочитает отрывок из Священного Писания, а потом все будут молиться.
- Сегодня я прочитаю стих из двадцать шестой главы книги Второзаконие,- послышался голос отца.- "Господь обещал тебе ныне, что ты будешь собственным Его народом, как Он говорил тебе, если ты будешь хранить все заповеди Его".
Магда затаила дыхание. Она понимала, что эти слова относятся лично к ней.
- Всем нам хочется быть Божьими детьми,- сказал папа.- И это хорошее желание. Но чтобы быть в числе Его детей, нам надо согласиться на одно условие - исполнять Его заповеди. Одна из них очень знакома всем нам - это заповедь любви. Мы должны любить друг друга.
Мы ответственны за то, чтобы не только знать заповеди, но помнить их и исполнять. Если мы будем стараться жить по Слову Божьему, Господь пошлет нам Свою помощь. Поэтому, дети, не будем лишать себя защиты Божьей и благословений. Помолимся о том, чтобы нам любить друг друга и тем самым исполнять эту самую большую заповедь. И еще помолимся за Магду...
Прислонившись к стене, Магда беззвучно плакала. Она в ужасе должна была признать, что не имеет права называться верующей, потому что не любит Эллу. Но у нее не хватало сил сказать об этом перед всеми.
Когда в гостиной склонились на молитву, Магда решительно распахнула дверь и тут же, на пороге, упала на колени.
- Господи, прости меня! Я не любила Эллу, завидовала ей... - горько заплакала она.- Прости, это из-за меня ее дразнили...
Плакали все. И отец, и мать, и Отто, и Элла. Все просили прощения у Бога и хотели больше любить.
После молитвы Элла первая подошла к Магде и поцеловала ее.
- Я люблю тебя, Магда,- от сердца сказала она. Растроганная Магда тоже поцеловала Эллу и попросила у нее прощения. Потом она рассказала, как случилось, что девочки стали петь шуточную песню в адрес Эллы.
Трудный день закончился радостно, но Магде предстояло еще одно нелегкое дело - попросить прощения у одноклассниц. Магда верила, что и в этом Бог ей поможет.